Взаимные фонды (что это) — как работают, как вложить. Примеры

Лучшие брокеры бинарных опционов за 2020 год, народный рейтинг:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Лидер среди всех бинарных платформ.
    Лучший выбор для новичков и малоопытных трейдеров!
    Бесплатное обучение трейдингу и демо счет на любую валюту!
    Получите свой бонус за регистрацию в Бинариуме:

Личный капитал

Помогаем грамотно управлять личными финансами и эффективно инвестировать в России и за рубежом

нижний блок навигации

Когда закончится кризис? Такого еще никогда не было!

Как вести себя во время кризиса владельцу акций

Время инвестировать! Книга Владимира Савенка

Наша задача — помочь вам в достижении
ваших финансовых целей

Работаем с 2002 года

Мы первая компания, сделавшая услуги независимых финансовых консультантов доступными. У нас большой практический опыт работы на российском и зарубежном рынках

Глобальные возможности

Наши клиенты имеют доступ ко всем финансовым рынкам: России, США, Германии, Великобритании, Китая, Швейцарии и других

Практические решения

Все наши специалисты сами являются успешными инвесторами и предлагают только проверенные на практике решения

Доступные услуги

Получаем доход от консалтинга. Вы платите небольшую фиксированную сумму — мы подбираем лучшие способы для реализации ваших целей

Наши услуги

Индивидуальная
консультация

Финансовая консультация направлена на решение вопросов, которые помогут вам оперативно принять грамотные стратегические решения по управлению личными финансами и инвестированию..

Личный финансовый
план

Это основной инструмент управления личными финансами, пошаговое руководство по достижению ваших финансовых целей — получение пассивного дохода на пенсии, образование детей, покупка недвижимости, автомобиля и т.д..

Индивидуальное сопровождение
клиента

Структура инвестиционного портфеля с течением времени может меняться, при этом риски ваших инвестиций будут отклоняться от запланированных. Для поддержания баланса портфеля по рискам, классам активов, регионам инвестирования и валютам необходимо регулярно пересматривать и корректировать состав инвестиционного портфеля.

Второе мнение

Данная услуга дает возможность получить независимую всестороннюю экспертную оценку инвестиционных продуктов уже приобретенных или находящихся на этапе рассмотрения.

Инвестиционное
решение

Инвестиционный портфель должен учитывать индивидуальные потребности инвестора, максимально соответствовать его целям, риск-профилю, сроку инвестирования и ожидаемой доходности.

Заполните форму, финансовый
консультант ответит на Ваш запрос

Полезные инструменты для инвесторов

Финансовые калькуляторы

С помощью наших финансовых калькуляторов вы сможете сделать расчеты для планирования своих будущих инвестиций.

Доходность типовых портфелей

Примеры распределения активов и доходность вы можете увидеть в наших типовых портфелях.

Тест на тип инвестора

Пройдите этот тест и узнайте к какому типу инвестора Вы относитесь.

Вопросы и ответы

Популярные вопросы о финансовом планировании и инвестировании.

Владимир Савенок в студии Mediametrics Piter в программе «ПользаМер»

Программу ведет Андрей Карпов — эксперт тренингового центра, основатель провайдерской компании «Активный Мир».

Финансовый консультант

Финансовый консультант КГ «Личный капитал» Анна Тюрнева рассказала как научиться правильно распределять свои доходы

5 причин чем вам может быть полезен финансовый консультант

Роман Бобров, финансовый консультант компании «Личный капитал», убедительно рассказывает про причины нанять финансового консультанта.

Обойти реформу. Как выйти на пенсию вовремя

Финансовый консультант компании «Личный капитал» Андрей Косолапов в своей статье расскажет как выйти на пенсию вовремя

Финансовый консультант Виталий Рунцо на телеканале ОНТ

Финансовый консультант компании «Личный капитал» Виталий Рунцо комментирует высказывание Президента Белоруссии касательно выплат по внешним долгам.

Как накопить
в кризис

Полезные советы по управлению личными финансами от Игоря Подопросветова – финансового консультанта компании «Личный капитал». Программа «В фокусе» на канале «МИР 24»

Как создать
пассивный доход

О том, как создать пассивный доход рассказывает финансовый консультант компании «Личный капитал» Дмитрий Герасименко в сюжете программы «Новое утро» на НТВ.

Как жить на дивиденды

Пять инструментов для получения пассивного дохода. Вебинар финансового консультанта компании «Личный капитал» Бориса Кожуховского. 20 декабря 2020 года. Регистрация открыта

Сколько стоит
ваша жизнь?

О необходимости и цене страхования жизни основного кормильца в семье рассказала в своем ролике Юлия Сахаровская.

Основатель и генеральный директор компании, ведущий финансовый консультант

Ведущий финансовый консультант

Ведущий финансовый консультант

Финансовый и налоговый консультант

Ведущий финансовый консультант

Ведущий финансовый консультант

Мы в СМИ

Инвестпортфель на старость: как накопить на пенсию без участия государства

Жестокий урок. Как распознать финансовую пирамиду

Подготовка к Оксфорду. Как накопить на образование ребенка в ведущих мировых вузах

План Б: как женщине избежать личного финансового кризиса

По $100 в месяц 16 лет подряд: как Владимир Савенок заработал дочери на университет с помощью индекса акций

К чему приведет новая система классификации инвесторов

В какие активы инвестируют россияне?

Что и как: два главных вопроса инвестора

Подготовиться к пенсии поможет пассивное инвестирование

Рассылка для инвестора

В наших письмах мы даем важную и полезную информацию о нашей работе, делимся знаниями
и практическим опытом в сфере инвестиций и управления личными финансами

Школа
Владимира Савенка

С 2003 года мы занимаемся повышением финансовой грамотности и уделяем огромное внимание обучению. Наши обучающие проекты, дистанционные курсы, семинары, а также написанные нашими консультантами книги являются базовыми обучающими материалами, которые проверены временем.

«Время инвестировать! Руководство по эффективному управлению капиталом»

Новая книга Владимира Савенка. Вы узнаете, как сформировать качественный инвестиционный портфель в России, вложить в ценные бумаги, защищать свои активы, какие финансовые инструменты есть и какие подходят именно вам. Реальные истории помогут разобраться в тонкостях инвестирования и планирования.

«Миллион для моей дочери. Пошаговый план накоплений»

Издательство «Манн, Иванов, Фербер» выпустило новую книгу Владимира Савенка «Миллион для моей дочери». В книге подробно и доступно изложен реальный пошаговый план накоплений миллиона долларов.

«Куда уходят деньги? Как грамотно управлять семейным бюджетом»

Издательство «Бомбора» выпустило книгу Юлии Сахаровской «Куда уходят деньги? Как грамотно управлять семейным бюджетом». Эта книга для тех, кто разумно относится к тратам, хочет жить в достатке и планирует свои расходы.

«Создай свой личный капитал. Простые шаги к достатку»

Издательство «Питер» выпустило новую книгу компании «Личный капитал» «Создай свой личный капитал. Простые шаги к достатку» В написании книги принимали участие финансовые консультанты консалтинговой группы «Личный капитал». А редактировал Владимир Савенок – ведущий эксперт по управлению личными деньгами, первый независимый финансовый консультант в России.

«Как составить личный финансовый план и как его реализовать»

Издательство «Манн, Иванов, Фербер» выпустило новую книгу Владимира Савенка «Как составить личный финансовый план и как его реализовать». В основе книги лежит опыт работы Владимира Савенка с российскими клиентами. Здесь нет советов, трудноприменимых в наших реалиях. Книга предназначена для всех кто хочет, чтобы деньги работали на него, и чтобы их было много. Для всех, кто мечтает о лучшей жизни для себя и семьи.

Отзывы наших клиентов

Спасибо большое, Владимир!

Я познакомился с Владимиром, когда он только начинал работать в России. Очень этому рад. Я, наверное, один из первых клиентов того времени. Горжусь такой честью. Владимир Савенок привлёк меня профессионализмом, высокой компетентностью в области финансов, а также человеческими качествами: скромностью, простотой, честностью, искренним желанием помочь. Финансовый план был составлен в 2003 году. Благодаря плану и принципам создания и сохранения капитала, показанным мне Владимиром, я с достоинством прошел кризисы в бизнесе, потерю источников дохода. В течение почти года, не меняя образа жизни, обеспечивал семью. Это позволило все пересмотреть, исправить ошибки и двигаться дальше. Спасибо большое, Владимир!

Альберт Машнин, топ-лидер компании NEWSTAR

Пришли деньги с Generali

Все быстро.
Благодарю вас за сотрудничество, терпение и заботу!
Было приятно общаться.
Уверен, еще найдутся другие поводы для дальнейшего общения.

Анна, спасибо вам ещё раз!

Ваше предложение полностью оправдало наши ожидания и закрыло наши потребности в получении профессиональной услуги.

Будем рекомендовать вас с удовольствием и сами будем возвращаться к вам с и другими финансовыми вопросами.

Благодарю за профессионализм и советы по управлению личными финансами

По рекомендации Анны я закрыла кредит на машину, начала копить дельту в нужном объеме для подушки безопасности. Спасибо за присланные материалы для изучения. Информации много, изучать и изучать) Но это очень интересно и полезно!

Анне желаю процветания и побольше благодарных клиентов!

Владимир оберегает инвесторов от авантюр

и излишних рисков, которые могут уничтожить капитал

Константин Бакшт, Генеральный директор российского межрегионального холдинга «Капитал-Консалтинг»

10 лет с Личным капиталом. Не собираемся останавливаться.

Татьяна и Сергей (г.Нижневартовск)

Личный Капитал – это серьезная компания, которая не дает нереалистичных обещаний

Для меня в финансовом консультанте самое важное – это компетентность, выдержанность и неангажированность (независимость от каких-либо финансовых институтов). Все это я нашла в компании «Личный капитал». Огромный практический опыт, слаженная команда, члены которой – спецы в своем деле, да и просто приятные люди. И во главе команды – Владимир Савенок, автор множества книг по инвестированию и построению личных финансовых планов, человек, который стоит у истоков личного финансового консультирования в России. Если вы ищете разовую выгоду, биржевые спекуляции и рискованную игру – вам не сюда. Личный Капитал – это серьезная компания, которая не дает нереалистичных обещаний, которая помогает методично и профессионально строить свое стабильное финансовое будущее, поддерживая и направляя вас на каждом этапе. Спасибо им за это!

Анна Турусина, Генеральный директор компании «Маркетинг машина»

C удовольствием рекомендую своим друзьям

Елена Казакевич, Акционерное общество «Газпромбанк-Управление активами»

Владимир – эксперт №1 в области зарубежных инвестиций

«Владимир Савенок — инвестор-практик с десятками лет стажа, автор многих достойных и полезных книг по инвестициям и личным финансам. Владимир — эксперт No 1 в области зарубежных инвестиций не только в России, но и на всём пост-советском пространстве. В компании «Личный капитал» вместе с Владимиром работает целая команда экспертов по инвестициям, которые в своих рекомендациях Клиентам следуют стилю Владимира: продуманные, консервативные, диверсифицированные инвестиции. Благодаря консультациям Владимира Савенка и других экспертов компании «Личный капитал» Вы сможете освоить новые инвестиционные инструменты, диверсифицировать свой инвестиционный портфель, расширить географию своих инвестиций. А главное — избежите очень многих рисков, убытков, финансовых потерь!»

Константин Бакшт, бизнесмен, инвестор, эксперт по продажам и построению отделов продаж, автор книг «Построение отдела продаж», «Большие контракты», «Вкус жизни»

Инвестиции и спекуляции: выбор разумного инвестора

Какой смысл мы вкладываем в понятие «инвестор»? На страницах книги этот термин будет использоваться как антоним понятию «спекулянт». Мы попытались сформулировать различия между этими понятиями еще в 1934 г. в книге «Анализ фондового рынка» (Security Analysis): «Инвестиции — это операции, цель которых — тщательно анализируя ситуацию, сохранить вложенные средства и получить приемлемую прибыль. Операции, которые не отвечают этим требованиям, — это спекуляции» [1].

Данному подходу мы неукоснительно следовали все последующие 38 лет. Однако с течением времени термин «инвестор» стали понимать несколько иначе. После падения фондового рынка в 1929-1932 гг. по сути все акции стали считать инструментами финансовых спекуляций. (Ведущие финансовые аналитики решительно заявляли, что для инвестирования можно использовать только облигации [2]). Поэтому пришлось защищать наш подход от обвинений в том, что мы трактуем понятие «инвестиции» слишком широко.

Сегодня можно говорить о другой крайности. Следует предостеречь читателей: не следует называть инвесторами всех без исключения участников фондового рынка. В предыдущем издании книги мы приводили заголовок статьи с обложки авторитетного финансового журнала Security Analysis (июнь 1962 г.):

Мелкие инвесторы играютна понижение: бум коротких продаж неполных лотов

В октябре 1970 г. в этом же журнале критиковались так называемые «безрассудные инвесторы» — участники фондового рынка, которые приобретали акции, ожидая их роста.

Все это указывает на путаницу в трактовке терминов «инвестиции» и «спекуляции», существующую на протяжении многих лет. Вспомним предложенное в начале главы определение инвестиций и посмотрим, соответствуют ли ему действия непрофессиональных индивидуальных инвесторов, которые продают несколько акций, даже не принадлежащих им, с нетерпением ожидая, что через некоторое время они смогут купить их по более низкой цене. (Нелишне заметить, что в 1962 г., когда была напечатана упомянутая выше статья, рынок уже пережил значительный спад и даже был готов к подъему. Это был самый неблагоприятный момент для коротких продаж.) Вообще говоря, понятие «безрассудный инвестор» можно было бы считать забавным оксюмороном, таким как, например, словосочетание «расточительный скряга», если бы путаница в терминах не была столь опасной.

В прессе в обоих случаях был использован термин «инвестор», потому что на жаргоне Уолл-стрит каждый, кто покупает или продает ценные бумаги, считается таковым, независимо от того, что именно он покупает, с какой целью, по какой цене и на какие средства — собственные или заемные. Между тем результаты опроса общественного мнения, проведенного в 1948 г. и посвященного отношению населения к акциям, показали, что более 90% опрошенных были настроены против покупки последних [3]. Почти половина респондентов указала на то, что это «небезопасно или рискованно». Другая половина считала, что они «недостаточно информированы» 1 . Парадоксально, но факт: покупка всех видов акций считалась весьма рискованной спекулятивной операцией, хотя в то время, накануне рекордного роста, они продавались на самых выгодных условиях. С другой стороны, именно благодаря тому обстоятельству, что акции выросли до уровня, который, как показывал опыт, был опасным, любые вложения в акции стали считаться инвестициями, а все, кто покупал акции, — инвесторами.

Забывать о том, что «инвестиции» и «спекуляции» — не одно и то же, ни в коем случае нельзя, и тот факт, что об этом забыли, — тревожный симптом. Мы всегда считали, что финансовые институты должны постоянно напоминать индивидуальным инвесторам о разнице между этими понятиями, иначе в один прекрасный день против фондовых бирж могут быть выдвинуты обвинения в том, что они не донесли соответствующую информацию до инвесторов, в результате чего те понесли огромные спекулятивные потери. Еще один парадокс: многие трудности, с которыми в последнее время сталкивались брокерские конторы, были связаны с тем, что их активы в значительной степени состояли из спекулятивных акций. Мы надеемся, что читатели получат достаточно четкое представление о рисках при операциях с акциями, которые (и это важно понимать), неотделимы от возможности получать прибыль. Разумный инвестор обязан помнить не только о возможностях, но и о рисках.

Сказанное свидетельствует о том, что сегодня уже невозможно следовать «чистой» инвестиционной политике, нацеленной на вложение средств в надежные инструменты финансового рынка и обеспечивающей каждому игроку возможность дождаться удачного момента для их покупки, не опасаясь понести убытки из-за падения котировок или сведя их к минимуму. Инвестор должен понимать, что в большинстве случаев в операциях с акциями присутствует спекулятивная составляющая. Его задача — по возможности уменьшить ее. При этом он должен быть (и в финансовом отношении, и психологически) готов к тому, что ему не обязательно удастся сделать это (в кратко- или долгосрочной перспективе).

Скажем несколько слов о биржевых спекуляциях как таковых (не путать с спекулятивной составляющей операций с надежными акциями, о которой мы писали выше). Сами по себе спекулятивные сделки ни противозаконны, ни аморальны, да и нажиться на них удается лишь немногим. Более того, иногда спекуляции бывают даже полезны, поскольку при проведении операций с акциями инвестор может как выиграть, так и проиграть, и каждый, кто совершает такие сделки, должен учитывать, что риск — их неотъемлемая составляющая 2 . Не только инвестиции, но и спекуляции могут быть разумными. Неразумными последние являются в случаях, если: 1) инвестор думает, что осуществляет инвестиции, а на самом деле занимается спекуляциями; 2) инвестор совершает крупную сделку, не имея соответствующих знаний и опыта, и 3) инвестор проводит рискованную спекулятивную операцию, требующую более значительных вложений, чем он может себе позволить потерять в случае неудачи.

На наш консервативный взгляд, непрофессиональный инвестор, осуществляющий маржинальные операции 3 (т. е. покупающий акции на заемные средства), должен отдавать себе отчет в том, что фактически он занимается спекуляциями, а его брокеры обязаны напоминать ему об этом. Спекуляциями занимаются и те, кто приобретает так называемые «горячие» выпуски акций или проводит аналогичные операции. Спекуляции всегда соблазнительны, это увлекательная игра, и люди погружаются в нее с головой. Если вы хотите попытать счастья на этом поприще, выделите для этого какую-то часть сбережений (чем меньше, тем лучше) и положите эти деньги на особый счет. Никогда не пополняйте денежные средства на этом счете только потому, что рынок растет, а значит, растет и ваша прибыль. (В период роста следует, наоборот, подумать о снятии денежных средств со «спекулятивного» счета.) Всегда используйте разные счета для ведения спекулятивных и инвестиционных операций, да и вообще не путайте эти понятия.

Что делать пассивному инвестору?

Мы уже писали, что инвестор, занимающий пассивную, оборонительную позицию, нацелен прежде всего на то, чтобы сохранить свои вложения и избежать трудностей, связанных с управлением инвестициями. Как следует поступать такому инвестору и на что он может рассчитывать в «средних нормальных рыночных условиях» (если такие условия вообще существуют)? Для ответа на этот вопрос вспомним, что мы писали в предыдущем издании, проанализируем произошедшие с тех пор важнейшие изменения и новые факторы, влияющие на ожидаемый доход инвестора, и посмотрим, что следует делать инвестору и на что он может рассчитывать в современных условиях (на начало 1972 г.).

1. Что мы писали шесть лет назад

Мы рекомендовали инвестору диверсифицировать инвестиции, включая в портфель первоклассные облигации и акции ведущих компаний таким образом, чтобы доля каждого вида активов составляла от 25 до 75%, в случае необходимости меняясь в ту или иную сторону. Мы писали, что проще всего распределить инвестиции между акциями и облигациями в соотношении 50:50 и изменять его в зависимости от колебаний рынка в пределах, скажем, 5%. В качестве альтернативы такой инвестиционной политике мы предлагали снижать долю акций до 25%, «если инвестор считает, что курс акций опасно высок», и, наоборот, увеличивать ее до 75%, «если инвестор полагает, что падение цен на акции повышает их привлекательность».

В 1965 г. дивидендная доходность облагаемых налогом первоклассных облигаций достигала 4,5%, а не облагаемых налогом надежных облигаций — 3,25%. Дивидендная доходность обыкновенных акций ведущих компаний (при индексе Доу-Джонса на уровне 892 пунктов) составляла всего около 3,2%. Данные показатели наряду с другими рыночными факторами требовали от инвесторов соблюдения осторожности. Мы исходили из того, что в условиях «нормального рынка» дивидендная доходность обыкновенных акций может колебаться от 3,5 до 4,5%. Кроме того, примерно на такую же величину параллельно должна расти фундаментальная стоимость (как и «нормальная» рыночная цена) котируемых на бирже акций. Таким образом, совокупный доход по акциям (дивидендный доход плюс рост стоимости) равнялся бы примерно 7,5% годовых. При соотношении акций и облигаций в портфеле инвестора 50:50 прибыль последнего до налогообложения составила бы около 6%. Наконец, мы писали, что включение в портфель акций наряду с облигациями защищает инвестора от инфляции и падения покупательной способности.

Следует заметить, что приведенные выше расчеты основывались на ожидании значительно более низких темпов роста фондового рынка, чем те, которые он продемонстрировал в 1949-1964 гг. Темпы роста стоимости акций, зарегистрированных на бирже, в среднем превышали 10%, и почти все участники рынка были уверены в том, что подобный рост гарантирован и в будущем. Лишь немногие готовы были всерьез рассматривать возможность того, что из-за высоких темпов роста курс акций оказался завышенным, а потому «прекрасные показатели в период после 1949 г. приведут не к высоким, а, наоборот, к низким показателям в будущем» [4].

2. Что случилось после 1964 г.

Главным событием последующего периода стал беспрецедентный рост доходности по первоклассным облигациям после значительного ее падения в 1970 г. Доходность по надежным корпоративным облигациям сегодня составляет не менее 7,5% (в 1964 г. — 4,5%). Кроме того, дивидендная доходность акций, входящих в расчет индекса Доу-Джонса, во время спада на рынке в 1969-1970 гг. также значительно возросла, но, как мы уже писали, она не превышает 3,5% (при значении индекса Доу-Джонса 900 пунктов) (на конец 1964 г. она составляла 3,2%). На протяжении этого периода повышение доходности привело к самому значительному (на 38%) снижению рыночной стоимости среднесрочных (например, 20-летних) облигаций.

Такая динамика достаточно парадоксальна. В 1964 г. мы подробно обсуждали возможность того, что, будучи сильно завышенными, цены акций могут в любой момент резко упасть. Но мы не писали о том, что нечто подобное может случиться и с котировками облигаций, имеющих высокий рейтинг (насколько нам известно, в то время никто об этом и не помышлял). Мы предупреждали, что «цены на долгосрочные облигации могут значительно варьироваться вследствие изменения процентных ставок». В свете произошедших событий можно предположить, что на это предупреждение, как и на иллюстрировавший его пример, почти не обратили внимания. Так, если допустить, что в портфеле инвестора были акции, входящие в расчет индекса Доу-Джонса, то (с учетом его значения в конце 1964 г. на уровне 874 пунктов) в конце 1971 г. этот инвестор мог получить небольшую прибыль. Даже при самом низком значении индекса Доу-Джонса в 1970 г. (631 пункта) убытки инвестора были бы меньше, чем если бы в его портфеле находились надежные долгосрочные облигации. С другой стороны, если бы инвестор ограничил свои вложения только государственными сберегательными и краткосрочными корпоративными облигациями или просто положил деньги на сберегательный счет в банке, он не потерял бы от снижения рыночной стоимости инвестиций на протяжении этого периода и получил бы более высокий доход, чем если бы держал надежные акции. Таким образом, оказалось, что в 1964 г. покупка эквивалентов наличности фактически была более удачным выбором, чем приобретение акций, хотя из-за инфляции вложения в акции теоретически должны были быть более выгодными. Падение рыночной стоимости надежных долгосрочных облигаций произошло в результате изменений на денежном рынке, которые, как правило, не оказывают значительного влияния на инвестиционную политику индивидуальных инвесторов.

Это лишь один из множества примеров, свидетельствующих о невозможности предугадать рыночную стоимость ценных бумаг 4 . Обычно стоимость облигаций колеблется не так сильно, как стоимость акций, поэтому инвесторы обычно приобретают надежные облигации с любыми сроками погашения, не особенно беспокоясь об изменении их рыночной стоимости. Правда, было несколько исключений из этого правила, в том числе после 1964 г. Более подробно динамика рыночных цен облигаций будет рассмотрена в следующей главе.

3. Что делали и чего ожидали инвесторы в конце 1971 — начале 1972 г.

В конце 1971 г. облагаемый налогом доход инвестора по надежным среднесрочным корпоративным облигациям мог составить 8%, по надежным муниципальным облигациям и облигациям штатов — 5,7%. В краткосрочной перспективе инвестор мог рассчитывать на 6%-ную доходность по государственным 5-летним облигациям США. В последнем случае покупателю незачем было беспокоиться о возможных убытках от снижения рыночной стоимости инвестиций, так как он мог быть уверен в погашении облигаций по полной стоимости (включая выплату 6%-ного дохода по ним) в конце сравнительно короткого периода держания. Акции, входящие в расчет индекса Доу-Джонса, при его значении на уровне 900 пунктов в 1971 г. могли принести только 3,5% дохода.

Теперь представим себе, что сегодня, как и в прошлом, главным вопросом при разработке инвестиционной политики является вопрос о соотношении в инвестиционном портфеле высококачественных облигаций (эквивалентов наличности) и акций ведущих компаний, близких к тем, которые входят в расчет индекса Доу-Джонса. Какого курса должен придерживаться инвестор в современных условиях, если мы не можем прогнозировать на ближайшее будущее ни значительный рост фондового рынка, ни его падение? Во-первых, обратим внимание на то, что при отсутствии серьезных неблагоприятных изменений на рынке пассивный инвестор может рассчитывать на сложившийся уровень дивидендной доходности (3,5%) своих акций плюс доход от повышения их стоимости (примерно 4%). Как будет показано далее, эта оценка в значительной мере основана на объемах ежегодного реинвестирования различными компаниями нераспределяемой прибыли. Таким образом, совокупный доход от владения акциями до вычета налогов в среднем будет составлять около 7,5% — немного меньше, чем процент по первоклассным облигациям 5 . После уплаты налогов средний доход по акциям будет составлять около 5,3% [5], т. е. примерно столько же, сколько приносили бы надежные не облагаемые налогом среднесрочные облигации.

Итак, сегодня перспективы доходности по акциям менее благоприятны, чем в начале 1964 г. (Этот вывод вытекает из того, что с 1964 г. доходность по облигациям возросла более значительно, чем доходность по акциям.) Следует также принять во внимание тот факт, что процентные платежи и суммы, выплачиваемые при погашении качественных облигаций, защищены значительно лучше и потому более надежны, чем дивиденды и доход от повышения стоимости акций. Соответственно, можно сделать вывод, что сейчас, в конце 1971 г., инвестиции в облигации более предпочтительны, чем инвестиции в акции. Если мы уверены в правильности этого вывода, можно посоветовать инвесторам вкладывать все средства в облигации и не покупать акции до тех пор, пока соотношение доходности по этим двум видам ценных бумаг не изменится в пользу акций.

Но, разумеется, абсолютной уверенности в том, что в сложившейся ситуации облигации принесут инвестору больше прибыли, чем акции, нет. Для этого, как известно, есть серьезная причина — фактор инфляции. В следующей главе мы наглядно это продемонстрируем. С одной стороны, наш немалый опыт работы на фондовом рынке в условиях инфляции ХХ в. говорит о том, что с учетом сложившегося соотношения уровней доходности облигаций и акций последние нельзя считать оптимальным выбором для инвестора. С другой стороны, всегда есть опасность роста инфляции (которую всегда учитывают лишь задним числом), неизбежно делающей обыкновенные акции более выгодным вложением, чем облигации с их фиксированной доходностью 6 . Кроме того, возможно, хотя и маловероятно, что американский бизнес станет настолько прибыльным, что инфляция не будет расти. В этом случае стоимость акций на протяжении нескольких следующих лет значительно увеличится. Наконец, мы можем стать свидетелями очередного спекулятивного, не опирающегося на реальный рост экономики, значительного роста фондового рынка. Любая из этих и других (не рассмотренных нами) возможностей может заставить инвестора пожалеть о том, что он полностью вложился в облигации, несмотря на их более высокую доходность.

После того, как мы поставили эти вопросы, попробуем вновь сформулировать главный принцип пассивной инвестиционной политики: независимо от ситуации на рынке часть средств следует вкладывать в облигации, часть — в акции. Соотношение между этими двумя видами ценных бумаг в портфеле может составлять от 50:50 до 25:75 в зависимости от ситуации на рынке. Более подробно мы поговорим об этом в следующей главе.

Поскольку в данный момент совокупная доходность акций и облигаций примерно одинакова, соотношение между этими двумя видами ценных бумаг в портфеле инвестора (с учетом роста рыночной стоимости акций) существенно не повлияет на его ожидаемую доходность. Согласно вышеприведенным расчетам, совокупная доходность портфеля инвестора должна составлять около 7,8% до уплаты налогов или 5,5% после уплаты налогов. Эти показатели существенно выше средней прибыли, получаемой консервативными инвесторами на протяжении довольно продолжительного периода. Конечно, они ниже показателей доходности обыкновенных акций в течение 20 лет (с 1949 г.) — 14%. Но нельзя забывать о том, что с 1949 по 1969 г. индекс Доу-Джонса вырос более чем в пять раз, в то время как прибыль и дивиденды — всего вдвое. Однако столь впечатляющий рост рынка в значительной степени объяснялся не ростом фундаментальной стоимости компаний, а изменением предпочтений инвесторов и спекулянтов. Это явление называют «самораскруткой рынка» или бутстрэппингом.

Говоря об акциях в портфеле пассивного инвестора, мы имели в виду только акции 30 ведущих компаний, входящих в расчет индекса Доу-Джонса. Мы поступали так исключительно ради удобства, а не потому, что приобретать стоит только эти акции. Существует множество других компаний, акции которых по своим характеристикам не уступают или даже превосходят акции, на основании которых рассчитывается индекс Доу-Джонса. Это, например, компании коммунального сектора (по ним также рассчитывается соответствующий отраслевой индекс Доу-Джонса) 7 . Но сейчас для нас важно, что итоговая доходность инвестиций пассивного инвестора не будет значительно изменяться в зависимости от того, какие именно надежные акции он включит в свой диверсифицированный портфель. Строго говоря, ни сам инвестор, ни его финансовые консультанты не могут с уверенностью предсказать, как она изменится в конечном счете. Вполне оправданно мнение, что искусство инвестора — это прежде всего умение выбирать акции с доходностью выше рыночной. По ряду причин мы полагаем, что пассивному индивидуальному инвестору едва ли под силу добиться более высоких результатов, чем в среднем по рынку. (Наш скептицизм распространяется и на крупные инвестиционные фонды, управляемые экспертами.)

Рассмотрим это утверждение на примере, который на первый взгляд может полностью его опровергнуть. С декабря 1960 по декабрь 1970 г. значение индекса Доу-Джонса выросло с 616 до 839 пунктов, или на 36%. Но на протяжении того же периода индекс широкого рынка Standard & Poor’s 500 возрос с 58,11 до 92,15 пункта, или на 58%. Казалось бы, следовало покупать акции, входящие в расчет S&P. Но кто в 1960 г. решился бы предсказать, что доходность акций множества самых разных компаний, по которым рассчитывается индекс широкого рынка, будет выше доходности акций «аристократов» — 30 гигантов, по которым рассчитывался индекс Доу-Джонса? Несомненно, это доказывает, что лишь немногие инвесторы способны предсказать изменения курса акций как в абсолютном, так и в относительном выражении.

Повторим еще раз (никогда нелишне напомнить об осторожности): инвестору не стоит надеяться на доходность более высокую, чем в среднем по рынку, и покупать для этого новые выпуски облигаций и «горячие» акции, обещающие быструю прибыль. Данное утверждение справедливо и в долгосрочной перспективе. В качестве объекта инвестиций пассивный инвестор должен выбирать акции устойчивых в финансовом отношении компаний, на протяжении длительного периода демонстрирующих высокую прибыльность. (Список таких компаний может составить любой хороший финансовый аналитик.) Агрессивные инвесторы могут покупать обыкновенные акции других компаний, выбирая их, исходя из четко сформулированных критериев и на основе всестороннего анализа.

В заключение перечислим три взаимодополняющих принципа, которым должен следовать пассивный инвестор. Принцип первый: в качестве альтернативы самостоятельного формирования портфеля акций можно приобрести паи хорошо зарекомендовавшего себя инвестиционного фонда. Принцип второй: можно воспользоваться услугами общего доверительного фонда или фонда смешанных инвестиций, управляемого трастовой компанией или банком; такие фонды работают во многих штатах. Инвестор, располагающий значительными денежными средствами, может обратиться за помощью к уважаемой инвестиционной или консалтинговой компании, способной профессионально управлять инвестициями на стандартных условиях. Принцип третий: инвестор может прибегнуть к инвестиционной стратегии, основанной на методе усредненного равномерного инвестирования. В этом случае он будет регулярно (ежемесячно или ежеквартально) вкладывать в покупку акций одинаковые суммы. Соответственно на падающем рынке он будет покупать больше акций, а на растущем — меньше. В итоге, скорее всего, цена входящих в его портфель акций окажется вполне приемлемой. Строго говоря, этот метод представляет собой частный случай использования более широкого подхода — так называемого «инвестирования по формуле». Этот метод мы имели в виду, когда писали, что в зависимости от ситуации на рынке инвестор может менять долю акций в своем портфеле от 25 до 75%. Эти весьма полезные методы пассивного инвестирования будут рассмотрены в следующих главах.

Что делать активному инвестору?

Активные, предприимчивые инвесторы хотят (и надеются) получать более высокую по сравнению с осторожными вкладчиками прибыль. Но прежде всего им следует убедиться в том, что их действия не приведут к результатам, обратным ожидаемым. Сплошь и рядом случается, что энергичные, одаренные от природы и образованные инвесторы приходят на Уолл-стрит лишь для того, чтобы разориться, потому что их достоинства, используемые не по назначению, превращаются в недостатки. Поэтому важно, чтобы агрессивный инвестор прежде всего уяснил, какой образ действий ведет к успеху, а какой — наоборот.

В первую очередь рассмотрим несколько методов, с помощью которых инвесторы и спекулянты чаще всего пытаются добиться более высокой прибыли, чем в среднем по рынку.

  1. Следование за рынком. Следуя за рынком, акции покупают, когда рынок растет, и продают, когда рынок падает. В качестве объекта инвестиций желательно выбирать акции, которые «ведут себя» лучше, чем фондовый рынок в целом. Лишь немногие профессионалы часто прибегают к коротким продажам, т. е. продают заемные (взятые в долг) акции. Цель — получить прибыль за счет падения цены, т. е. от продажи акций по высокой цене и последующей их покупки по более низкой. (См. приведенную выше цитату из The Wall Street Journal: случается, что даже мелкие инвесторы, несмотря на отсутствие профессионализма, искушают судьбу, занимаясь короткими продажами.)
  2. Выбор акций по текущим показателям. Инвесторы приобретают акции, руководствуясь текущими показателями, т. е. выбирают акции компаний, которые в своих отчетах показывают или прогнозируют рост прибыли и другие положительные результаты.
  3. Выбор акций с прицелом на будущее. Инвесторы выбирают акции компаний, демонстрировавших высокие показатели прибыли компании в прошлом, и экстраполируют положительную динамику на будущее. Иногда инвесторы выбирают акции компаний ничем не примечательных, но перспективных. (Обычно это компании высокотехнологичных отраслей, таких как компьютерная индустрия, фармацевтика и электроника, разрабатывающие новые многообещающие технологии и продукты.)

Мы уже выказывали скептицизм в отношении шансов на успех инвесторов, использующих перечисленные методы. Первый из них вызывает сомнения как с теоретической, так и с практической точки зрения. Трейдинг вряд ли позволит «тщательно анализируя ситуацию, сохранить вложенные средства и получить приемлемую прибыль». Более подробно трейдинг будет рассмотрен в одной из следующих глав.

В своем стремлении выбрать самые привлекательные акции (в качестве объекта кратко- или долгосрочных инвестиций) инвестор сталкивается с двумя трудностями. Во-первых, человеку свойственно ошибаться.

Во-вторых, рынок ведет себя непредсказуемо. Люди часто ошибаются в прогнозах, но, даже если последние сбываются, текущая цена акций уже отражает ожидания инвестора. Что касается выбора акций по текущим показателям деятельности компаний, то эти показатели доступны всем участникам рынка. Ожидаемые показатели будущего года (в той степени, в какой их можно предсказать) учитываются всеми заинтересованными лицами. Таким образом, инвестор, который выбирает акции, исходя в основном из высоких финансовых показателей компании-эмитента в текущем году или с учетом прогноза, скорее всего обнаружит, что так же поступают и многие другие его собратья.

При выборе акций с прицелом на будущее возникают в основном схожие проблемы. Вероятность грубой ошибки в прогнозах, как было показано в предыдущем издании книги на примере авиакомпаний, безусловно, выше, чем в случае выбора акций по текущим показателям. Поскольку финансовые аналитики часто ошибаются в прогнозах, теоретически инвестор может выиграть, сделав, в отличие от брокеров, правильный прогноз. Но это только в теории. Многие ли инвесторы могут похвастаться проницательностью или даром предвидения, способными помочь им побить профессиональных аналитиков в любимой игре — прогнозировании доходности акций?

Теперь мы можем сформулировать следующий вывод, который, возможно, удивит читателя: реальные шансы на получение более высокой прибыли по сравнению со средней по рынку рынка в течение длительного времени может дать только особая стратегия. Эта стратегия должна быть (1) продуманной и эффективной и (2) непопулярной среди участников фондового рынка.

Существует ли такая стратегия для активного инвестора? Теоретически — да. Можно привести и веские практические аргументы в пользу положительного ответа на этот вопрос. Как известно, и фондовый рынок в целом, и курс отдельных акций могут сильно колебаться. При этом в каждый данный момент на рынке есть акции, котировки которых растут или падают. Кроме того, отдельные акции могут недооцениваться из-за отсутствия интереса или предубежденного отношения к ним. Можно пойти дальше и предположить, что многие из тех, кто занимается торговлей ценными бумагами, мягко говоря, слабо разбираются в этом деле. В книге содержится множество примеров (из прошлого опыта) расхождения между текущей ценой и фундаментальной стоимостью акций. Именно из-за этого и возникает иллюзия, что работа на Уолл-стрит — веселая игра, в которую может играть каждый, потешаясь над глупостью других участников рынка. Разумеется, на самом деле все не так просто. Покупка непопулярных и потому недооцененных акций в надежде на получение прибыли в результате их роста требует от инвестора выдержки и опыта. А для коротких продаж популярных и потому переоцененных акций нужны не только мужество и выдержка, но и толстый кошелек 8 2. Короткие продажи имеют право на существование и могут приносить неплохую прибыль, но требуют мастерства, которым нелегко овладеть.

Бывают и исключения из этого правила. Случалось, опытные игроки получали прибыль на уровне 20% и выше. Речь идет об арбитражных сделках с различными видами активов, выплатах при ликвидации компаний и некоторых хеджевых операциях. Типичный пример — операции с акциями компаний, которым предстоит слияние или поглощение. В этом случае можно прогнозировать значительный рост курса акций по сравнению с их ценой на дату объявления о слиянии или поглощении. Количество таких сделок за последние годы возросло, что принесло немалую прибыль опытным инвесторам. Но с ростом количества объявлений о слияниях и поглощениях возникло множество проблем, и теперь эти когда-то выгодные операции чреваты убытками. Возможно, снижение общего уровня их доходности стало также следствием высокой конкуренции 9 .

Падение доходности вышеописанных операций — следствие разрушительного процесса, который сродни закону убывающей доходности (проявления последнего не раз наблюдались в периоды переиздания данной книги). В 1949 г. мы представили результаты анализа колебаний фондового рынка за предшествующие 75 лет. На их основании, используя показатели прибыли и уровни текущих процентных ставок, мы вывели специальную формулу для определения оптимальных моментов для покупки акций, входящих в расчет индекса Доу-Джонса, по цене ниже фундаментальной и последующей их продажи по более высокой цене. Этот подход отвечал известной максиме Ротшильдов: «Покупай дешево и продавай дорого» 10 . Преимущество нашего подхода к операциям с акциями заключалось в том, что он прямо противоречил прочно укоренившемуся и разрушительному принципу Уолл-стрит, согласно которому акции следует покупать, когда они дорожают, и продавать, когда они дешевеют. Увы, после 1949 г. эта формула перестала работать. Еще одно подтверждение деструктивного процесса, о котором мы писали выше, — известная теория Доу, объясняющая движения фондового рынка. Применение этой теории на практике давало блестящие результаты в 1897-1933 гг., но после 1934 г. ее эффективность стала сомнительной.

Пример третьей и последней исключительной возможности, открывающейся перед инвестором, — из недавнего прошлого. Дело в том, что большая часть наших собственных операций на фондовом рынке была связана с приобретением недооцененных акций. Рыночная цена этих акций была ниже стоимости приходящихся на них долей чистых текущих активов (оборотного капитала) корпорации без учета непрофильных и других активов за вычетом всех обязательств. Очевидно, что такого рода акции торговались по цене намного ниже реальной стоимости акционерной компании как частного предприятия. Ни владельцу, ни кому-либо из акционеров никогда не пришло бы в голову продавать свое имущество по такой смехотворной цене. Как ни странно, но обнаружить подобного рода аномалии было совсем не трудно. В 1957 г. был опубликован список, включающий около 200 таких акций, которые обращались на рынке. В итоге инвестиции в них (за редким исключением) оказались прибыльными, а доходность по ним превышала доходность по другим акциям. В следующем десятилетии такие акции практически исчезли с фондового рынка, а вместе с ними — и соответствующие возможности для искушенных активных инвесторов. Однако в 1970 г. падение рынка вновь привело к появлению множества недооцененных акций, продающихся по цене ниже стоимости долей приходящегося на них оборотного капитала. Несмотря на последовавший рост рынка, к концу года инвестор мог найти достаточное количество таких акций для формирования полноценного портфеля.

В современных условиях активный инвестор по-прежнему может добиться более высокой доходности, чем в целом по фондовому рынку. Среди множества обращающихся на фондовых биржах акций не так уж трудно выбрать такие, которые, используя логику и определенные правила, можно классифицировать как недооцененные рынком. Такой подход более эффективен, чем ориентация на акции, входящие в расчет индекса Доу-Джонса, или сходный набор надежных акций из котировального списка. С нашей точки зрения, для инвестора, стремящегося получить более высокую прибыль (скажем, на 5% превышающую среднегодовую доходность рынка), такие акции — просто находка. Далее мы расскажем о некоторых методах поиска этих акций, которые может использовать активный инвестор.

Комментарии

Как вы думаете, почему брокеры Нью-Йоркской фондовой биржи всегда радуются, услышав сигнал об окончании рабочего дня, — независимо от того, что происходило в этот день на рынке? Да потому, что, работая на вас, они зарабатывают деньги для своего кармана. Ведь они получают прибыль в любом случае, независимо от того, получаете ли ее вы. Занимаясь спекуляциями вместо инвестиций, вы понижаете свои шансы заработать состояние и способствуете обогащению брокеров.

Грэм предельно ясно сформулировал определение инвестиций: «Инвестиции — это операции, цель которых — тщательно анализируя ситуацию, сохранить вложенные средства и получить приемлемую прибыль. Операции, которые не отвечают этим требованиям, — это спекуляции» 11 . Обратите внимание, что это определение недвусмысленно указывает на три главных условия успеха:

  • прежде чем покупать акции, инвестор должен тщательно проанализировать финансовые и другие показатели компании-эмитента, а также ситуацию в отрасли;
  • он должен стараться сохранить свои вложения и не допустить серьезных убытков;
  • он должен стремиться к получению не сверхвысокой, а «приемлемой» прибыли.

Инвестор рассчитывает стоимость акций, исходя из стоимости компании. Спекулянт покупает акции в расчете на их рост, вызванный тем, что кто-то будет готов заплатить за них более высокую цену. Как указывал Грэм, инвестор судит о рыночной цене акций с учетом оценки (на основе принятых методов) фундаментальной стоимости компании-эмитента, а спекулянты, наоборот, оценивают реальную стоимость компании, исходя из рыночной цены их акций 12 . Спекулянту как воздух нужны постоянно меняющиеся котировки, без них он просто не выживет. Для инвестора рыночная цена акций, которую Грэм называет «котировочной», не столь важна. Он рекомендует инвестировать только при условии, что, купив акции, инвестор будет спокоен, даже не получая ежедневную информацию об их рыночной цене 13 .

Спекуляции могут быть столь же увлекательным занятием, как игра в казино или на скачках (и даже прибыльным — если вам повезет). Но они — худший из всех способов заработать состояние. Дело в том, что на Уолл-стрит, как в игорных домах Лас-Вегаса и на ипподромах, в плюсе всегда остается заведение, а не игрок, пытающийся выиграть с помощью спекуляций.

Инвестиции, напротив, — азартная игра особого рода, которую в конечном счете нельзя проиграть — ведь инвестор играет только по правилам, позволяющим использовать все движения рынка в свою пользу. Инвесторы зарабатывают деньги для себя, спекулянты — для своих брокеров. Именно поэтому фондовая биржа постоянно ворчит на инвесторов и превозносит спекулянтов.

Превышать скорость опасно

Грэм предупреждает, что ни в коем случае нельзя путать спекуляции с инвестициями. В 1990-е гг. эта путаница привела к значительным потерям на фондовом рынке. Казалось, почти у всех его участников иссякло терпение, и США стали страной спекулянтов, населенной трейдерами, которые прыгали с одних акций на другие как кузнечики на летнем лугу.

Люди поверили, что если тот или иной метод инвестирования «работает», значит, он «правильный». Те, кому какое-то время удавалось получать прибыль выше средней по рынку (независимо от того, какими безрассудными и опасными способами это достигалось), хвастались своей «правотой». Но разумный инвестор не обязан доказывать свою правоту в краткосрочной перспективе. Казалось, методы, получившие массовое распространение на фондовом рынке 1990-х гг., — внутридневная торговля (дейтрейдинг), отказ от диверсификации, перемещение средств в «горячие» инвестиционные фонды и использование различных «систем» выбора акций, — успешно работали. Но они не годились для долгосрочного инвестирования, так как не соответствовали ни одному из трех критериев Грэма, позволяющих отличить инвестиции от спекуляций.

Чтобы понять, почему текущая высокая доходность ничего не доказывает, представим себе, что расстояние между пунктами А и Б составляет 150 км. Двигаясь со скоростью 75 км в час, это расстояние можно преодолеть за два часа. Но на скорости 150 км в час для этого понадобится вдвое меньше времени. Допустим, я проеду это расстояние на автомобиле на огромной скорости и не попаду в аварию. Но буду ли я при этом «прав»? Должны ли вы следовать моему примеру, даже если я скажу, что мой метод «работает»? Опасные методы «побития рынка» — та же езда с превышением скорости: какое-то время, если вам повезет, все будет хорошо. Но вы рискуете рано или поздно попасть в аварию.

В 1973 г., когда Грэм работал над последним прижизненным переизданием своей книги, годовой коэффициент оборачиваемости ценных бумаг на Нью-Йоркской фондовой бирже составлял 20%. Это означает, что в среднем период держания акций их владельцем составлял пять лет. К 2002 г. коэффициент оборачиваемости вырос до 105%, т. е. период держания акций сократился до 11,4 месяца. В 1973 г. взаимный инвестиционный фонд средних размеров держал акции в среднем около трех лет, в 2002 г. этот показатель снизился до 10,9 месяца. Все это выглядело так, будто управляющие фондами почти год изучали купленные акции, а потом вдруг решали, что от них нужно как можно скорее избавиться и сбрасывали их, и так до бесконечности.

Даже самые известные управляющие компании иногда увлекаются спекуляциями. В начале 1995 г. Джеффри Виник, управляющий компанией Fidelity Magellan (в то время это был крупнейший в мире взаимный инвестиционный фонд) вложил в акции высокотехнологичных компаний 42,5% активов. Он говорил, что большинство вкладчиков доверяют фонду свои сбережения, потому что заглядывают на много лет вперед, и что, по его мнению, их цели совпадают с целями фонда, поскольку они (вкладчики), как и Виник, выбирают долгосрочный подход. Но спустя полгода Виник продал почти все акции, выручив за два месяца почти $19 млрд. Долгосрочный период оказался не таким уж долгосрочным. А в 1999 г. дисконтное брокерское подразделение Fidelity Magellan уже призывало своих клиентов торговать ценными бумагами в любом месте и в любое время, используя для этого «наладонники», что вполне соответствовало новому слогану фирмы — «Не теряй ни секунды» («Every second counts»).

Как показано на рис. 1, на внебиржевом рынке NASDAQ акции оборачивались с рекордной скоростью 14 .

Рис. 1. Акции: езда с превышением скорости
Источник: Steve Galbraith, Sanford C. Bernstein & Co research report, 10 января 2000 г.

Например, в 1999 г. акции компании Puma Technology меняли своего владельца в среднем каждые 7,2 дня. Невзирая на претенциозный слоган NASDAQ — «Фондовый рынок нового века» («The Stock Market of the Next Hundred Years»), мало кто из участников рынка держал акции дольше четырех дней.

Национальная компьютерная игра

Финансовые компании кричат о том, что онлайн-трейдинг — самый короткий путь к быстрому обогащению. Компания Discover Brokerage (подразделение такого почтенного банка, как Morgan Stanley), специализирующаяся на электронной торговле акциями, запустила телевизионный рекламный ролик, в котором водитель непрезентабельного грузовика подвозит куда-то лощеного менеджера. Заметив на приборной панели фотографию с видом роскошного дома на фоне пляжа где-то в тропиках, менеджер спрашивает:

«Вы проводили там отпуск?» «Вообще-то это мой дом», — скромно отвечает водитель. «Похоже, он стоит на острове», — замечает пассажир. И водитель, потупив глаза, сообщает: «Остров тоже мой».

Этим реклама не ограничивалась. Она кричала о том, что онлайн-трейдинг не требует больших усилий, в том числе умственных. В телевизионном рекламном ролике онлайн-брокера Ameritrade домохозяйка, вернувшись с утренней пробежки, включала компьютер, делала несколько щелчков мышью и радостно щебетала: «Ой, кажется, я заработала 1700 долларов!» А в ролике брокерской фирмы Waterhouse тренера баскетбольной команды Фила Джексона спрашивали, знает ли он что-нибудь о торговле ценными бумагами? «Могу заняться этим делом хоть сейчас», — отвечал тот. (Интересно, выиграла бы команда Джексона хоть один матч, если бы она так же готовилась к играм? Можно ли рассчитывать на чемпионский титул, ничего не зная о командах соперников, но выражая готовность сражаться с ними «хоть сейчас»?)

В 1999 г. по меньшей мере 6 млн человек занимались электронной торговлей ценными бумагами. Примерно каждый десятый практиковал дейтрей-динг, используя возможности Интернета для мгновенной покупки и продажи акций. Каждый участник рынка — от непревзойденной Барбары Стрейзанд до двадцатипятилетнего Николаса Бирбаса, бывшего официанта из Квинса, — получил возможность молниеносно совершать сделки с акциями. «Раньше, — рассказывает Бирбас, — я вкладывал деньги на долгосрочной основе и пришел к выводу, что это неразумно». Сегодня бывший официант перепродает акции по 10 раз в день и надеется зарабатывать $100 000 в год. «Ненавижу красный цвет в строке «Прибыль/убытки» — признается Барбара Стрейзанд в интервью журналу Fortune. — По гороскопу я Телец, и красный цвет приводит меня в ярость. Едва его увидев, я моментально продаю акции» 15 .

Люди следят за котировками на специальных сайтах и экранах телевизоров в барах, ресторанах, парикмахерских, салонах такси и на кухнях. Фондовый рынок стал чем-то вроде непрекращающейся компьютерной игры, в которую играет вся страна. Американцы думают, что знают о фондовом рынке все. К сожалению, получить знания не так легко, как данные. Цена акций, «засветившихся» на экране телевизора или мониторе компьютера, может подскочить вдвое. Но этот рост — лишь блики на экране, за ним ничего не стоит.

20 декабря 1999 г. компания Juno Online Services предложила новаторский бизнес-план, цель которого, видимо, состояла в том, чтобы израсходовать как можно больше денег. Компания объявила, что будет обслуживать индивидуальных клиентов бесплатно (никакой платы за пользование электронной почтой, бесплатный доступ в Интернет). Кроме того, компания объявила о намерении в следующем году потратить на рекламу на несколько миллионов долларов больше. После того как компания сообщила, что собирается сделать харакири, стоимость ее акций буквально за два дня подскочила с $16,375 до $66,75 16 .

Зачем корпеть над книгами, пытаясь узнать, прибыльна ли компания-эмитент, какие товары и услуги она производит, кто ее возглавляет и, вообще, как она называется? Ведь достаточно знать ее тикер (CBLT, INKT, PCLN, TGLO, VRSN, WBVN) 17 . В конце 1998 г. акции микроскопической строительной компании Temco Services, операции с которыми проводились крайне редко, буквально за минуту подскочили в цене втрое, поднявшись до рекордного значения. Почему? Да потому что у участников рынка случился острый приступ финансовой дислексии, или, попросту говоря, они разучились читать. Тысячи трейдеров купили акции Temco по ошибке, спутав ее тикер (TMCO) с тикером интернет-компании, акции которой в тот день впервые были размещены на рынке, — Ticketmaster Online (TMCS) 18 .

Оскар Уайльд как-то заметил, что циник — это человек, который всему знает цену и ничего не ценит. В этом смысле фондовый рынок всегда был циничным, но в конце 1990-х гг. он шокировал бы своим цинизмом даже Уайльда. А как еще расценивать тот факт, что стоит кому-то сказать хоть слово о цене акций и она может подскочить вдвое, хотя реальная стоимость компании не изменилась ни на йоту? В конце 1998 г. Генри Блоджет, аналитик компании CIBC Openheimer, сказал, что «прогнозировать стоимость акций интернет-компаний так же трудно, как и стоимость акций других компаний: это скорее искусство, чем наука». Затем, говоря всего лишь о целевой цене и возможности будущего роста, он предположил, что цена акций Amazon. com может вырасти с $150 (текущее значение на тот момент) до $400. В тот день, когда слова Блоджета услышали участники рынка, акции Amazon.com подскочили на 19% и, несмотря на уверения Блоджета, что он давал прогноз на год, целевой ориентир в $400 был достигнут за три недели. Через год Уолтер Печик, финансовый аналитик компании Paine Webber, объявил, что ожидает роста курса акций компании Qualcom до $1000 в течение года.

В тот же день курс акций, которые и без того выросли в 1999 г. на 1842%, подскочил на 31% до $659 за акцию 19 .

Формула фиаско

Если уж на то пошло, короткие продажи — не единственная форма спекуляций. На протяжении последнего десятилетия нам предлагали и пропагандировали множество таких форм, о которых, впрочем, вскоре забывали. Все они рекламировались под лозунгом «Быстро, просто, безопасно!», и все они не укладывались в определение инвестиций, которое дал Грэм. Вот лишь некоторые из форм спекуляций, которые пользовались популярностью в прошлом.

Торговля по календарю.

Эта форма спекуляции основывалась на так называемом «эффекте января», который заключается в том, что в короткий период с конца года до начала следующего вложения в акции мелких компаний становятся высокодоходными. В 1980-е гг. об этом много писали и в научных журналах, и в книгах. Исследования показывали, что если инвестор приобретал акции мелких компаний во второй половине декабря, то в январе их доходность оказывалась на 5-10% выше среднерыночной. Эксперты были поражены. Это был настолько легкий способ заработать деньги, что, когда о нем узнали все участники рынка, «эффект января» сошел на нет.

Чем объяснялся «эффект января»? Во-первых, многие инвесторы в конце года продавали наименее прибыльные акции, чтобы зафиксировать убытки и платить меньше налогов. Во-вторых, профессиональные управляющие инвестиционными фондами в конце года вели себя более осторожно, стараясь сохранить прибыль (или хотя бы не ухудшить и без того низкие показатели). Поэтому они отказывались от приобретения падающих акций или даже сбрасывали их. При этом они старались избавиться прежде всего от акций мелких компаний. В результате такие акции могли стать источником дополнительного дохода. В январе, когда налоговые декларации уже были поданы, необходимость продавать падающие «мелкие» акции отпадала, и они, как правило, начинали расти в цене, быстро принося значительную прибыль.

«Эффект января» не исчез бесследно, просто он стал проявляться слабее. По мнению профессора Уильяма Шверта (Рочестерский университет), покупая акции мелких компаний в конце декабря и продавая их в начале января, в период с 1962 по 1979 г. можно было получать прибыль, превышающую среднерыночные показатели на 8,5 процентных пункта. В период с 1980 по 1989 г. превышение составило бы 4,4, а с 1990 по 2001 г. — 5,8 процентных пункта 20 .

Чем больше участников рынка узнавали об «эффекте января», тем больше акций мелких компаний они скупали в декабре, что приводило к снижению доходности этих акций. Кроме того, «эффект января» наблюдался прежде всего для акций мелких компаний. А согласно данным Plexus Group — известной фирмы, специализирующейся на изучении брокерских издержек, — доля расходов на оплату услуг брокеров при операциях с акциями мелких компаний может составить до 8% объема инвестиций 21 . Поэтому, сыграв на «эффекте января», вы рискуете обнаружить, что вся полученная прибыль ушла брокерам.

Выбирай то, что «работает».

В 1996 г. никому не известный управляющий активами по имени Джеймс О’Шонесси написал книгу под названием «Что «работает» на Уолл-стрит» (What Works on Wall Street). В ней утверждалось, что любой инвестор способен добиться более высокой прибыли, чем в целом по рынку. Автор уверял, что в период с 1954 по 1994 г. $10 000 можно было превратить в $8 074 504, получив прибыль, в 10 раз превышающую среднерыночную, и добившись годового показателя доходности на уровне 18,2%.

Что должен был сделать инвестор, чтобы получить такую прибыль? Купить 50 акций с самой высокой годовой доходностью, непрерывно растущей на протяжении пяти лет, причем их доходность не должна была превышать цену более чем в 1,5 раза 22 .

Этот Эдисон с Уолл-стрит запатентовал свою «беспроигрышную стратегию» и получил патент за номером 5978778. Он создал четыре взаимных инвестиционных фонда, работающие по его методу. На конец 1999 г. эти фонды привлекли более $175 млн, и в ежегодном обращении к акционерам О’Шонесси торжественно заявил: «Я надеюсь, что совместными усилиями нам удастся достичь долгосрочных целей, придерживаясь избранного курса и проверенной временем инвестиционной стратегии».

Но то, «что «работало» на Уолл-стрит», перестало «работать» после того, как О’Шоннесси опубликовал свою книгу. Как показано на рис. 2, у двух из его фондов дела пошли настолько плохо, что в начале 2000 г. они прекратили свое существование, а рынок в целом (как показывает индекс S&P 500) на протяжении следующих четырех лет постоянно демонстрировал более высокие результаты, чем фонды О’Шонесси.

Рис. 2. Что «работало» на Уолл-стрит

Дело закончилось тем, что в июне 2000 г. О’Шонесси передал созданные им фонды другому управляющему и оставил клиентов один на один со своей «проверенной временем инвестиционной стратегией» 23 . Вклад чики, возможно, пострадали бы не так сильно, если бы он дал своей книге более точное название — например, «Что «работало» на Уоллстрит до того, как я написал свою книгу».

Метод Motley Fool, или «дурацкая четверка».

В середине 1990-х сайт компании Motley Fool (и некоторые книги) вовсю рекламировали стратегию, получившую название «дурацкая четверка» (The Foolish Four). Согласно рекомендациям Motley Fool, тратя всего 15 минут в год на «планирование инвестиций», в течение 25 лет можно получать прибыль, превышающую как среднерыночные показатели, так и показатели взаимных инвестиционных фондов, и, что самое главное, с минимальным риском. Для этого предлагалось делать следующее.

  1. Выбрать пять самых дешевых акций, входящих в расчет фондового индекса Доу-Джонса, с самой высокой дивидендной доходностью.
  2. Исключить из их числа самую дешевую акцию.
  3. Вложить 40% средств в акции, занимающие второе место в списке самых дешевых.
  4. Вложить по 20% средств в каждые из трех оставшихся акций.
  5. Через год снова выбрать акции из числа входящих в расчет индекса Доу-Джонса в соответствии с теми же критериями и повторить действия согласно п. 1-4.
  6. Повторять до тех пор, пока не разбогатеете.

Компания Motley Fool уверяла, что благодаря этому методу в течение 25 лет прибыль инвестора будет на 10,1 процентных пункта выше среднегодовой доходности рынка. А еще через 20 лет, по мнению экспертов Motley Fool, каждые $20 000, вложенные в акции по методу «дурацкой четверки», превратятся в $1 791 000. (Эти эксперты также уверяли, что можно добиться еще более высокой прибыли, если выбрать пять акций из числа входящих в расчет индекса Доу-Джонса, имеющих максимальное отношение дивидендной доходности к квадратному корню из цены, исключить акции с самым высоким соотношением и купить оставшиеся четыре.)

Посмотрим, укладывается ли эта «стратегия» в определение инвестиций по Грэму.

  • О каком «тщательном анализе ситуации» можно говорить, если инвестор отказывается от акций, наиболее привлекательных с точки зрения цены и дивидендной доходности, и выбирает акции, наименее привлекательные по этим показателям?
  • Следует ли считать «минимизацией риска» вложение 40% средств в акции одной компании?
  • Можно ли считать портфель, включающий акции всего четырех компаний, диверсифицированным и обеспечивающим «сохранность инвестиций»?

Короче говоря, метод «дурацкой четверки» был самым дурацким методом работы на Уолл-стрит из всех когда-либо существовавших. Эксперты Motley Fool допустили ту же ошибку, что и О’Шоннесси. Дело в том, что, анализируя большой массив данных за продолжительный период, нетрудно обнаружить множество иллюзорных «закономерностей», на основании которых можно строить различные модели работы на рынке. Лишь по чистой случайности компании, дивидендная доходность которых выше средней по рынку, могут иметь и другие сходные черты. А поскольку между этими чертами и доходностью нет причинно-следственной связи, на их основании нельзя ничего прогнозировать.

Ни одна из «открытых» экспертами Motley Fool формул (исключение из списка самых дешевых акций; вложение 40% средств в акции, занимающие второе место в списке; деление дивидендной доходности на квадратный корень из цены акции) никоим образом не может повлиять на будущую динамику цен акций или хотя бы объяснить ее. В журнале Money отмечалось, что вероятность успеха при использовании метода «дурацкой четверки» не выше, чем, например, при выборе акций компаний, в названии которых нет повторяющихся букв. Причина одна: в обоих случаях успеха можно добиться только случайно 24 . Как не уставал повторять Грэм, будущая доходность акций зависят только о того, как идут дела у компании-эмитента, и ни от чего другого.

В «дурацкой» истории все кончилось именно так, как и следовало ожидать. Дурацкие рекомендации одурачили тысячи людей, которые понесли убытки, поверив в силу очередной волшебной «формулы успеха» на фондовом рынке. В 2000 г. четыре «дурацкие акции» — Caterpillar, Eastman Kodak, SBC и General Motors — упали на 14%, в то время как индекс Доу-Джонса снизился всего на 4,7%.

Как показывают приведенные выше примеры, единственная акция, которая всегда высоко ценится на Уолл-стрит, — это «акция» дурацких идей. Все рассмотренные выше «стратегии» противоречат «закону Грэма». Все так называемые «формулы успеха» на фондовом рынке являются разновидностью «разрушительного процесса, который сродни закону убывающей доходности». Они не обеспечивают обещанной доходности по двум причинам. Во-первых, если «формула успеха» основывается на иллюзорных закономерностях (как метод «дурацкой четверки»), то с течением времени станет ясно, что в ее основе лежат ложные предпосылки. Во-вторых, если такая «формула» действительно когда-то «работала» (как «эффект января»), то по мере того, как о ней узнают все больше участников рынка, ее эффективность снижается, и вероятность получения более высокой прибыли по сравнению с рынком стремится к нулю.

Все вышесказанное вновь заставляет вспомнить предупреждение Грэма о том, что к спекуляциям следует относиться так же, как опытные игроки относятся к игре в казино.

  • Всегда следует понимать, чем именно вы занимаетесь — инвестициями или спекуляциями, и не путать одно с другим.
  • Чрезмерное увлечение спекуляциями делает их чрезвычайно опасными.
  • Следует четко определить, какой суммой вы можете позволить себе рисковать.

Подобно опытному игроку, который берет с собой в казино не более сотни долларов, оставляя все остальное в гостиничном сейфе, разумный инвестор пускает на спекуляции лишь небольшую часть своих сбережений — «шальные деньги». Большинство инвесторов используют на эти цели не более 10% активов, полагая, что это максимальная сумма, которую можно потратить на рискованные операции. Ни в коем случае не держите деньги, предназначенные для спекуляций, на том же счете, что и деньги, предназначенные для инвестиций. Никогда и не позволяйте «спекулятивным» идеям влиять на вашу инвестиционную деятельность. Ни в коем случае не тратьте на спекуляции более 10% ваших активов (независимо от ситуации на рынке).

Хорошо это или плохо, но азарт у человека в крови, и поэтому большинству людей не стоит и пытаться подавить в себе инстинкт игрока. Но этот инстинкт можно обуздать. Только научившись им управлять, можно быть уверенным в том, что вы никогда не попадете в беду, не отличив вовремя спекуляцию от инвестиции.

1 Опрос, о котором пишет Грэм, проводился Университетом штата Мичиган по заказу Федеральной резервной системы. Его результаты были опубликованы в Federal Reserve Bulletin в июле 1948 г. Участникам опроса был задан вопрос: «Предположим, у вас есть сбережения. Вы можете положить их на счет в банке или вложить в ценные бумаги. Как, по вашему мнению, следует поступить сегодня: положить деньги на счет в банке, купить на них облигации, инвестировать в недвижимость или вложить их в обыкновенные акции?» Только 4% опрошенных ответили, что обыкновенные акции приносят «удовлетворительный доход»; 26% посчитали такие вложения «небезопасными» или «рискованными». С 1949 по 1958 г. среднегодовые показатели доходности фондового рынка были одними из самых высоких за всю историю (18,7%). В конце 2002 г. журнал Business Week провел аналогичный опрос. Только 24% инвесторов изъявили желание увеличить вложения в паи взаимных инвестиционных фондов или собственные портфели акций. Тремя годами ранее такое желание высказывали 47% опрошенных.

2 В ряде случаев спекулятивные сделки бывают полезны. Во-первых, благодаря им новые, никому не известные компании (такие как Amazon.com или, ранее, Edison Electric Light Со.) могут собрать необходимые для роста финансовые ресурсы. Возможность быстро получить огромную прибыль — хороший стимул для продвижения инноваций. Во-вторых, при каждой новой сделке риск не исчезает, но переходит от продавца к покупателю или наоборот, что также иногда бывает полезно. Покупатель рискует в случае падения курса акций, продавец — в случае их роста после продажи.

3 Маржинальные счета используются для покупки акций на заемные средства, предоставляемые инвесторам брокерами. При росте акций растет и брокерская комиссия, а при их падении инвестор рискует разориться. Обеспечением по займу служит стоимость бумаг в инвестиционном портфеле. Поэтому, если их стоимость упадет ниже величины займа, вам придется внести на счет дополнительные средства. Для получения более подробной информации о маржинальных счетах см.: www.sec.gov/investor/pubs/margin.htm и hUp://www.nyse.com/404r.html?source=riUp://www.nyse. com/pdfs/2001_factbook_09.pdf.

4 Перечитайте еще раз данное утверждение Грэма и обратите внимание на то, что говорит этот величайший из экспертов по вопросам инвестирования: «невозможно предугадать рыночную стоимость ценных бумаг». Читая книгу дальше, обратите внимание на то, каким образом Грэм пытается убедить в этом инвесторов. Поскольку нельзя предсказать поведение финансовых рынков, стоит научиться контролировать свое поведение.

5 Сбываются ли прогнозы Грэма? На первый взгляд, да. С начала 1972 г. до конца 1981 г. среднегодовая доходность по акциям составляла 6,5%. (Грэм не указывал сроки прогноза, но можно предположить, что он имел в виду 10-летний период.) На протяжении этого периода весь доход по акциям съедала инфляция, которая достигала 8,6% в год. В этом разделе Грэм фактически рассматривает доходность по акциям с позиции так называемого уравнения Гордона, в соответствии с которым ожидаемая доходность складывается из текущей дивидендной доходности и ожидаемых темпов роста прибыли. С учетом того, что в начале 2003 г. показатели текущей дивидендной доходности и долгосрочных темпов роста прибыли были равны и составляли 2%, а инфляция была чуть выше 2%, совокупная годовая доходность по акциям, по грубым подсчетам, могла составить в среднем 6%.

6 С 1997 г., когда на рынке появились защищенные от инфляции казначейские облигации (Treasury Inflation-Protected Securities, TIPS), акции более не являются оптимальным выбором для инвесторов, которые не хотят, чтобы их вложения обесценились. В отличие от других долговых обязательств, при росте индекса потребительских цен казначейские облигации растут в цене, надежно защищая инвестора от инфляционных потерь. Акции не дают такой гарантии и при высоких уровнях инфляции являются относительно менее надежным инструментом хеджирования.

7 Помимо индекса Доу-Джонса, сегодня рассчитываются и другие фондовые индексы — Standard & Poor’s 500 (S&P) и Wilshire 5000. Индекс S&P рассчитывается на основании цен акций 500 крупнейших компаний, на которые приходится 70% общей капитализации рынка акций США. Индекс Wilshire 5000 отражает динамику акций практически всех значимых американских компаний, которые торгуются на бирже (всего их примерно 6700). Но поскольку этот индекс относится прежде всего к крупнейшим компаниям, доходность акций, входящих в его расчет, примерно такая же, как и акций, входящих в расчет S&P 500. Некоторые малобюджетные взаимные фонды инвестиций предоставляют клиентам возможность формировать инвестиционный портфель из акций, входящих в расчет этих индексов, пропорционально их удельному весу в последних.

8 При коротких продажах инвестор ставит не на рост, а на падение акций. Короткие продажи осуществляются в три этапа. Сначала инвестор заимствует акции у их владельца, затем продает их и, наконец, по прошествии определенного времени покупает и возвращает владельцу. Если рыночная стоимость акций падает, инвестор может купить их по более низкой цене. Разница между ценой продажи заемных акций и ценой покупки акций, предназначенных для возврата (за вычетом дивидендов, процентов и платы за услуги брокерской компании), и составляет прибыль инвестора. Но если курс акций растет, инвестор может понести огромные убытки, что делает короткие продажи чрезвычайно опасными для большинства индивидуальных инвесторов.

9 В конце 1980-х гг., когда возросло количество враждебных поглощений и покупок контрольного пакета акций на заемные средства, компании Уолл-стрит, чтобы выиграть от ошибок в ценообразовании при проведении таких сложных операций, начали создавать особые подразделения, занимающиеся арбитражем. Опыт оказался настолько удачным, что получил широкое распространение, в результате чего прибыль упала и эти подразделения закрылись. Хотя Грэм и пишет об арбитраже далее, данный вид биржевой торговли стал неприемлемым для большинства инвесторов, так как прибыль можно было получить только в рамках многомиллионных операций. Богатые индивидуальные и институциональные инвесторы могут работать с хедж-фондами, специализирующимися на арбитраже слияния и других видах событийного арбитража.

10 Семья Ротшильдов во главе с Натаном Майером Ротшильдом в XIX в. занимала доминирующее положение на европейском финансовом рынке и рынке ценных бумаг. История этой семьи блестяще описана в книге Найла Фергюсона (NiaLL Ferguson, The House of Rothschild: Money’s Prophets, 1798-1848, Viking, 1998).

11 Более того, Грэм конкретизирует понятия, используемые в этом определении. Тщательный анализ — это изучение ценных бумаг на основе принятых методов оценки их стоимости и надежности. Чтобы сохранить вложения, их нужно защитить в условиях как спокойного, так и волатильного рынка. Приемлемая (удовлетворительная) прибыль — это минимальная прибыль, которую инвестор согласен получать при условии, что он действует достаточно разумно. (Security Analysis, 1934 ed., с. 55-56.)

12 Security Analysis, 1934 ed., с. 310.

13 В одном из интервью Грэм дал такой совет: «Спросите себя: «Если бы акции такой-то компании не продавались на рынке, согласился бы я их купить?»» (Forbes, 1 января 1972 г., с. 90).

14 Средняя доходность акций (рис. 1) в 1999 г. составляла 1196,4%. В 2000 г. падение составило в среднем 79,1%, в 2001 г. — 35,5%, в 2002 г. — 44,5%, в результате чего ранее полученная прибыль превратилась в прах.

15 Актрисе следовало бы читать не астрологические прогнозы, а книги Грэма. Разумный инвестор никогда не продает акции по дешевке только потому, что они падают. Прежде чем сделать это, он выяснит, не изменилась ли реальная стоимость компании-эмитента.

16 А через год упала до $1,093.

17 Тикер — сокращенное обозначение названия компании; обычно содержит от одного до четырех символов и используется для идентификации акций при совершении торговых сделок.

18 Это не единичный случай. В конце 1990-х гг. было по меньшей мере еще три случая, когда аналогичные ошибки дейтрейдеров привели к росту курсов акций ничем не примечательных компаний.

19 В 2000 и 2001 гг. акции Amazon.com и Qualcom упали соответственно на 85,8 и 71,3%.

20 Результаты исследований Шверта представлены в блестящей работе Anomalies and Market Efficiency.

22 James O ‘Shaughnessy, What Works on Wall Street (McGraw-Hill, 1996), c. xvi, 273-295.

Взаимные фонды (что это) — как работают, как вложить. Примеры

I. Инвестиционные инструменты

Существует два типа инвесторов – те, кто не знает, куда движется рынок, и те, кто не знает, что они этого не знают.

Третий тип инвестора – инвестиционный профессионал, который знает, чего он не знает, но получает средства к существованию в зависимости от того, насколько знающим он выглядит.

(Уильям Бернстайн, автор книги «Разумное распределение активов»)

В данной главе я вкратце расскажу об основных инвестиционных инструментах, которые большинство людей используют для инвестирования и которые я рекомендую своим клиентам включать в свои портфели.

В этом обзоре их не очень много – всего семь. На самом деле их гораздо больше, но другие инструменты являются чаще всего разновидностью описанных ниже инструментов. И хотя я не раз рассказывал об инвестиционных инструментах в своих предыдущих книгах («Как реализовать личный финансовый план», «Личные финансы. Самоучитель»), здесь я существенно дополнил информацию, касающуюся использования этих инструментов на практике.

Казалось бы, чтo говорить о банках – это самый популярный и известный практически каждому инвестиционный инструмент. У кого из нас нет банковских депозитов? Только у тех, у кого нет денег.

Тем не менее следует сказать несколько слов и об этом финансовом инструменте.

Банковский депозит – простая и доступная всем форма хранения личных сбережений. Процент по банковскому депозиту, как правило, покрывает уровень инфляции. Это правило справедливо для всех развитых стран, но пока не совсем точно работает в России и других развивающихся странах. В 2002–2003 годах ставки по банковским депозитам в российских банках были меньше, чем уровень инфляции.

Однако хранение денег в коммерческих банках всегда более выгодно, чем хранение денег дома в тумбочке.

Банковский депозит может выступать как:

– инструмент для краткосрочного инвестирования. Если вы хотите инвестировать деньги более чем на два года, то лучше использовать другие инструменты – в частности, ценные бумаги, ПИФы, взаимные фонды, хедж-фонды. В долгосрочной перспективе они дают более высокую доходность, нежели банковские депозиты. Но если вы хотите инвестировать деньги на срок от одного месяца до двух лет с гарантиями их сохранности и получения средней доходности, то лучше банковского депозита вы вряд ли что-либо найдете;

– инструмент для хранения резервного фонда. Наличие резервного фонда (резервного капитала) – одна из составляющих плана финансовой защиты. Именно исходя из этого мы выбираем депозиты по критериям, описанным ниже.

Как выбирать банки?

Вопрос выбора всегда непрост. Дело в том, что оценить надежность того или иного банка всегда достаточно сложно, особенно человеку, не разбирающемуся в банковских технологиях.

Но сегодня в России работает система страхования вкладов, и потому как минимум часть капитала вкладчика будет застрахована. Отсюда одна из рекомендаций по размещению средств в депозиты в банках – размещение по нескольким банкам.

Какой депозит выбрать?

Выбор депозита имеет большое значение при инвестировании.

По каким критериям мы выбираем депозиты и предлагаем их своим клиентам? Эти критерии изложены ниже, причем расположены они именно в порядке важности.

1. Возможность частичного снятия средств с депозита без потери процентов. Как я говорил выше, мы рассматриваем средства на банковском депозите в качестве резервного фонда. А резервный фонд должен быть ликвидным, то есть таким, чтобы вы могли использовать его при каких-то непредвиденных обстоятельствах. Вы можете выбрать для этой цели краткосрочный депозит (на срок 3–6 месяцев), но процент по такому депозиту будет невысоким. Лучше выбрать более долгосрочный депозит (1–2 года), по которому банк платит больше, но в то же время позволяет снимать часть средств во время действия депозита без потери процентов.

2. Возможность пополнения депозита. Для чего это нужно? Когда мы разрабатываем планы для своих клиентов, мы используем банковские депозиты для первичного накопления средств. Это значит, что человек открывает депозит в банке и ежемесячно пополняет его. При накоплении определенной суммы на счете мы распределяем часть накопленных средств по другим, более долгосрочным активам (ценные бумаги, ПИФы, страховые компании, хедж-фонды, недвижимость и т. д.). Вот и все. Возможность пополнения позволяет нашим клиентам получать дополнительный доход.

3. Ежемесячная или ежеквартальная капитализация. Думаю, нет необходимости объяснять, почему это условие важно, – капитализация позволяет работать не только инвестированным деньгам, но и процентам, которые уже заработаны. Капитализация – исключительно важный компонент при инвестировании. Капитализация дает хороший эффект при долгосрочном инвестировании (15–20 лет), но даже при размещении на один год полученные дополнительные доли процентов всегда приятны.

4. Фиксированная процентная ставка. Сейчас довольно трудно найти такие депозиты, но все же они есть. Фиксированная процентная ставка – очень хорошее условие в период падения ставок (то, что происходит в России и других странах СНГ с 2000 г.). Например, если вы откроете депозит на два года со всеми перечисленными выше условиями, а к этому добавится еще и фиксированная ставка, то вы на два года вперед можете планировать свои доходы по данному депозиту. Такой срок для России совсем неплох.

Как видите, выбор депозита и банка – достаточно непростая работа. Но она позволит вам и получить более высокий доход, и застраховать себя от ненужных финансовых рисков.

У Александра, Ульяны и Константина есть деньги на счетах в банках – здесь между ними полное сходство, хотя они и использовали разные банки. Причем у всех у них деньги были размещены в нескольких банках и на разных счетах – на депозитных и текущих. На текущих они держали свои резервные фонды – те деньги, которые могут понадобиться в случае непредвиденных обстоятельств. И первое, что мы сделали, – перевели деньги с текущих счетов на депозитные с описанными выше условиями. Теперь они начали получать процент за хранение своего резервного фонда, а именно 8–10 % годовых вместо 0,2 % годовых (которые платят по текущему счету). Разница в 8–10 % при тех суммах, которые имеются у наших героев, – довольно значительный дополнительный доход.

1.2. Страховые компании

Лет в пятнадцать гадалка сказала мне, что я все деньги буду тратить на женщин.

Сейчас у меня жена и три дочки. Я трачу на них все деньги.

А в пятнадцать мне все как-то по-другому представлялось…

Этот раздел будет длиннее, чем предыдущий: инвестиционные продукты страховых компаний гораздо сложнее банковских продуктов.

Если вы думаете, что это не для вас, – не торопитесь перелистывать страницы.

Уверяю, вы узнаете нечто полезное для себя, потому что страховые компании можно использовать не только для страхования жизни, здоровья или автомобиля. Забегая вперед, скажу, что страховые компании могут выступать в качестве инвестиционного брокера, через которого вам открывается доступ к тысячам фондов и ценных бумаг. Но об этом чуть позже, так как основное назначение страховых компаний – это все же страхование.

Я не буду касаться здесь рискового страхования (страхования автомобилей, медицинского страхования и т. д.) – я лишь покажу, что такое накопительное страхование жизни как инвестиционный инструмент. А в конце главы скажу несколько слов о брокерской функции страховой компании (более подробная информация о технологии инвестирования через страховую компанию изложена в разделе 3.2 главы III).

Итак, программа накопительного страхования – это инвестиционный инструмент, поскольку подобные программы совмещают в себе накопительную составляющую (инвестирование средств клиента страховой компании) и страховую (страхование жизни и здоровья клиента). В этом разница между накопительным и рисковым страхованием. При рисковом страховании клиент платит компании страховую премию, которая ему (клиенту) никогда не возвращается. При накопительном страховании клиент по окончании программы получает вложенные средства плюс накопленный процент.

А сейчас давайте поговорим непосредственно о программах накопительного страхования.

Сразу отмечу, что у разных страховых компаний программы накопительного страхования в деталях отличаются одна от другой, но их общий смысл и суть в принципе одинаковы.

Прежде чем начать разговор о программах накопительного страхования, хочу сказать, кому эти программы не нужны:

• тем, у кого нет иждивенцев. Вам незачем страховать свою жизнь, если ваши близкие сами себя обеспечивают и им не требуется ваша финансовая помощь;

• тем, кто предпочитает агрессивное инвестирование консервативному. Программы накопительного страхования – очень консервативный инструмент, и вы никогда не получите высокую прибыль.

Проще говоря, если вам немного за двадцать, у вас нет семьи и вы любите инвестировать с риском – забудьте на время об этом инструменте.

Александр относится именно к такому типу инвесторов, поэтому программы накопительного страхования в его портфеле вы не найдете.

То же касается и людей более солидного возраста, которые вырастили детей и больше не помогают им финансово – иждивенцы были и… ушли. Зачем теперь страховать свою жизнь?

Константин – представитель этого класса. Но в его портфеле вы все же найдете такой инструмент, как страховая компания, и мы включили ее в портфель потому, что страховая компания дает клиентам возможность заключать договор пенсионного страхования без страхования жизни. Именно такой договор и заключил Константин, о чем я расскажу позже.

А кому нужны программы накопительного страхования в таком случае?

• тем, кто приносит в семью более 60 % семейного дохода. Этот человек является кормильцем, и он должен быть застрахован;

• тем, кто любит слово гарантия и хочет быть уверенным, что его деньги не исчезнут;

• тем, кто не может себя дисциплинировать, поэтому ему нужен кто-то, кто будет брать на себя такую функцию.

Ульяна – именно такой человек. Она является основным кормильцем в семье (ее доход составляет 70 % семейного бюджета), у нее есть иждивенцы (двое детей), и она не готова брать на себя значительные риски при инвестировании, то есть ей необходимо иметь в своем портфеле консервативные инструменты, одним из которых и являются программы накопительного страхования.

Программа накопительного страхования – элементарный план финансовой защиты. Именно так я называю данные программы. Почему? Потому что они закрывают две позиции этого плана:

1. Защита своего будущего (создание пенсионных накоплений). Эти программы очень консервативны, поскольку во всех развитых странах страховым компаниям запрещено инвестировать средства клиентов в рисковые инструменты. Как правило, страховые компании дают своим клиентам гарантии сохранности капитала и обеспечивают получение клиентом минимальной доходности, а это наиболее важное условие консервативного инвестирования.

2. Защита своих близких (страхование жизни кормильца). Программы накопительного страхования предоставляют своим клиентам страховую защиту – страхование жизни и страхование потери трудоспособности.

Кроме того, программа накопительного страхования – это действительно план. И он может быть очень эффективным для тех людей, которые плохо контролируют свои денежные потоки, поскольку каждый год (или месяц, квартал) страховая компания напоминает своим клиентам, что пришел срок сделать очередной взнос на свой счет. Таким образом, клиент страховой компании исправно минимум один раз в год платит самому себе, что не всегда удается делать очень многим.

Процедура открытия программы

Клиент заполняет заявление, в котором указывает (в различных компаниях формы заявлений и условия программ могут быть разными):

• размер ежегодного (ежемесячного, ежеквартального) взноса, который он будет делать на свой счет в компании; суммы ежегодного взноса могут быть самыми разными – от одной тысячи долларов в год до сотен тысяч. От размера годового взноса (или годовой премии) зависит уровень страховой защиты;

• срок действия программы; обычно он составляет от 5 лет до достижения 100-летнего возраста; это долгосрочные программы с долгосрочными целями (создание пенсионных накоплений, накоплений на образование детей и т. д.);

• ответы на вопросы о состоянии своего здоровья, а также о наличии опасных хобби: поскольку страховая компания предоставляет клиенту страховую защиту, она должна располагать информацией о своих рисках;

• пожелания о стратегии инвестирования своего капитала.

После этого необходимо сдать анализ крови и пройти медицинский осмотр у сертифицированного компанией врача. Как вы понимаете, не всегда компания может доверять тому, что напишет клиент о своем здоровье. Особенно если речь идет о больших суммах (1–2 миллиона долларов).

После этого компания рассматривает предоставленные документы и принимает решение об открытии программы страхования для данного человека.

Предварительно заявитель должен перевести на счет страховой компании первый годовой взнос: без этого компания не рассматривает заявление. Если компания примет отрицательное решение, деньги возвращаются на счет заявителя.

После открытия программы накопительного страхования клиент компании получает страховой полис и текст «Общих условий договора со страховой компанией».

Далее он регулярно (как правило, раз в год) переводит на свой счет в компании оговоренную в заявлении сумму. Некоторые компании предлагают своим клиентам делать не ежегодные, а ежеквартальные или ежемесячные платежи. Но самым выгодным вариантом является перевод взноса один раз в год. Сумма 12 ежемесячных взносов будет значительно больше суммы одного ежегодного взноса.

Давайте рассмотрим более детально три важные составляющие программ накопительного страхования: консервативное накопление, страховую защиту и аннуитетные выплаты.

Пока человек находится в активной фазе жизни (как правило – от 20 до 60 лет), он делает регулярные отчисления от заработанных денег на свой личный счет в пенсионном фонде или страховой компании. Эти средства накапливаются в течение 20–40 лет. Даже небольшие отчисления превращаются в значительный капитал за такой большой отрезок времени.

Какой процент вы можете получить, открывая программу накопительного страхования? Если страховая компания предлагает вам гарантированно 10–15 % годовых, стоит очень серьезно задуматься над тем, что это за компания, и проверить ее надежность. Дело в том, что страховые компании в развитых (да и в развивающихся) странах очень жестко ограничены законодательствами своих государств по части инвестирования средств своих клиентов.

А если так, то надежные компании предлагают клиентам всего лишь от 1 до 4 % годовых гарантированного дохода.

Однако помимо указанной гарантированной части страховые компании могут заработать гораздо больше, поэтому начисляют по счетам своих клиентов также негарантированную часть. Эта часть может быть от 2 до 10 % годовых.

Таким образом, при инвестировании в страховую компанию вы в среднем можете рассчитывать на 3–6 % годовых. Почему так мало? Потому что страховые компании не являются благотворительными организациями и берут со взносов своих клиентов деньги за то, что обеспечивают их страховой защитой. Иными словами, часть премии, оплаченной клиентом, инвестируется, а другая (меньшая) часть идет в страховой резерв компании.

В каких случаях риски страховой компании увеличиваются и компания забирает больший процент из взноса клиента в страховой резерв? Перечислим их.

1. При страховании клиентов в солидном возрасте. Чем старше клиент, тем больше рисков у компании.

2. Если у клиента есть проблемы со здоровьем.

3. Если клиент работает в опасных для жизни и здоровья условиях.

4. Если у клиента есть опасные для жизни и здоровья хобби.

В любом из этих случаев ваши накопления будут меньше, поскольку инвестируемая часть взноса из-за рисков уменьшается.

Обращаю еще раз ваше внимание на этот нюанс при начислении дохода по программам накопительного страхования: процент дохода, гарантируемый страховой компанией, рассчитывается не на всю сумму, вносимую клиентом на свой счет в страховой компании, а на сумму математического резерва. Вывод: перед тем как открывать программу, решите, для чего она вам необходима и какие страховые тарифы вам нужны.

Возможно, вы сами не очень хорошо разбираетесь в деталях. В таком случае проконсультируйтесь с работником страховой компании или независимым финансовым консультантом.

Программа накопительного страхования предоставляет клиентам страховую защиту. Это одно из условий плана финансовой защиты.

Особенно важно, чтобы такая защита была у кормильцев семьи. Если ваш доход составляет более 60 % общего дохода семьи, вам необходимо иметь полис страхования жизни.

Страховка – очень важное средство в жизненном плане любого человека. Проблема со страховкой в том, что ее нельзя купить тогда, когда она нужна. Ее надо покупать в тот период, когда жизнь безоблачна, и надеяться, что эта предусмотрительность будет излишней.

Страховые компании предоставляют своим клиентам самые разные страховые тарифы, в основе которых лежат:

• естественная смерть (из-за возраста, по болезни);

• смерть в результате несчастного случая;

• постоянная потеря трудоспособности в результате несчастного случая;

• временная потеря трудоспособности и т. д.

Каждая компания работает по своим стандартам и предлагает клиентам разные тарифы и разные выплаты по страховым случаям.

Причем в своих «Общих условиях» страховые компании указывают, что является несчастным случаем. В том же документе они оговаривают случаи, которые не могут считаться страховыми. Например, если человек погибает в зоне боевых действий или в результате самоубийства.

Страховые компании не страхуют людей, которые профессионально занимаются опасными видами спорта или имеют опасные хобби. Например, нельзя застраховать альпиниста или гонщика.

В этой связи я вспоминаю комедию «А вот и Полли» – там был такой эпизод. Богатый бизнесмен хочет застраховать свою жизнь на очень крупную сумму, и страховщики очень заинтересованы в таком клиенте. Но вот беда: этого бизнесмена очень сложно поймать, так как он то на параплане летает, то с акулами плавает, то еще каким-то экстремальным видом спорта занимается.

С одной стороны, страховщики хотят заполучить этого клиента, а с другой – совет директоров вряд ли одобрит подобную сделку, поскольку риски компании слишком высоки.

И в очередной раз, когда главный герой (работник страховой компании) поймал этого бизнесмена-экстремала, они вместе с ним поднимаются на крышу небоскреба. По пути страховщик говорит бизнесмену о том, что тот должен прекратить прыгать, плавать, нырять и т. д., иначе компания не сможет его застраховать. Тот говорит, что подумает над этим, и на глазах страхового агента прыгает с парашютом с крыши небоскреба.

Но это фильм, а мы сейчас говорим о реальности.

Я не буду приводить здесь примеры программ, так как они могут быть очень разными у различных компаний. Однако, чтобы вы могли уловить порядок цифр, я покажу, какую программу мы помогли открыть Ульяне в страховой компании National Western Life (США) при формировании ее инвестиционного портфеля.

Эта компания предоставляет своим клиентам в России, Украине и Казахстане страховую защиту до 2 миллионов долларов.

Ульяна при первой же встрече сказала, что ей нужен полис страхования жизни, потому что она основной кормилец в семье. Она даже сказала, каким должен быть размер страховой защиты: не менее 300 000 долларов (все же женщины более предусмотрительны и больше думают о защите своей семьи, чем мужчины). Эту сумму она определила очень просто (и таков, кстати, один из принципов, который мы предлагаем своим клиентам для расчета суммы страховой защиты): 300 000 долларов позволят ее близким прожить не менее пяти лет на сегодняшнем уровне, если с ней что-либо случится. И именно с открытия данного полиса Ульяна и начала формировать свой новый инвестиционный портфель.

При заданных Ульяной параметрах страховая компания предложила ей полис со следующими условиями:

–? годовой взнос – 2742 доллара;

–? страховая защита – 300 000 долларов (данная сумма выплачивается наследникам в том случае, если клиент компании уходит из жизни по любой причине);

–? срок действия полиса – 80 лет (до 116 лет).

При этом клиент может не ждать 80 лет, а расторгнуть договор гораздо раньше.

Например, Ульяна через 15 лет решит, что страховая защита ей больше не нужна, поскольку ее дети выросли и сами себя обеспечивают. И она решает больше не делать взносы в компанию и забрать деньги, которые там накопились. Сколько компания выплатит Ульяне в таком случае? 42 212 долларов. Чуть больше, чем она внесла на счет компании. Но при этом все 15 лет Ульяна будет застрахована на 300 000 долларов, а это, согласитесь, немалая страховая защита!

Предположим, Ульяна решила делать взносы не 15, а 25 лет. Через 25 лет компания выплатит Ульяне 77 974 доллара (при внесенных ею 68 550 долларах), и страховая защита после этого исчезнет.

Если же Ульяна продолжит делать взносы до 89 лет, то с этого момента ее страховая защита начнет расти и достигнет к 100 годам уровня в 506 677 долларов – на 200 000 долларов больше, чем первоначальные 300 000 долларов.

Помимо очевидных плюсов у программы есть некоторые минусы, которые, правда, лично я таковыми не считаю. Я говорю о ликвидности средств, инвестированных в программы.

Например, если Ульяна захочет прекратить программу через 2 года, компания ничего ей не выплатит. Через 5 лет Ульяна сможет получить всего 3007 долларов.

– Я планирую сохранять страховую защиту на протяжении как минимум двадцати лет. И надеюсь, что в течение этого срока смогу делать такой незначительный годовой взнос. Поэтому меня не очень волнует то, что произойдет в ближайшие пять лет, – сказала Ульяна, когда я обратил ее внимание на этот момент.

И действительно, страховая компания не банк, в который можно положить деньги на 3–5 месяцев, а потом забрать их. Открывать счет в страховой компании следует лишь тем, кто строит планы на срок не менее 10 лет.

А низкая ликвидность мотивирует клиентов не изымать свой капитал из столь важного для них самих и для их близких инструмента финансовой защиты.

– И еще одно. – Ульяна уже встала, чтобы распрощаться, но остановилась у двери. – Давайте сделаем полис с таким же страховым покрытием, 300 000 долларов, и для моего мужа. Он немного старше меня, поэтому, видимо, взнос будет меньше?

– Вы ошибаетесь, Ульяна. Взнос будет не меньше, а больше, так как, во-первых, супруг старше вас, а во-вторых, он мужчина. Это больший риск для компании, так как средняя продолжительность жизни мужчин (и особенно российских) гораздо ниже, чем продолжительность жизни женщин. По этим причинам страховая компания берет больше денег за риск. Но в любом случае годовой взнос для страхования вашего мужа на сумму 300 000 долларов вряд ли превысит 3000 долларов в год.

– Это тоже немного, – сказала Ульяна. – Подготовьте документы для нас обоих.

Насколько важна для вас подобная страховка? Настолько, насколько вы сами считаете ее таковой. Зависят ли ваши близкие от вас финансово? Что будет с ними и с вами, если вы не сможете по каким-либо причинам работать и зарабатывать деньги (тьфу-тьфу-тьфу)? Хотите ли вы защитить своих близких от непредвиденных обстоятельств? Только вы сами можете ответить на эти вопросы. И именно поэтому я задаю их здесь.

Повторяю: почти в каждом финансовом плане, разработанном нами для клиентов, мы рекомендуем открытие программы накопительного страхования. Основная цель – получение страховой защиты. Следующая цель – консервативное накопление средств.

У каждого западного бизнесмена есть полис страхования жизни. И не один. Независимо от величины его капитала.

По данным страховой компании «Allianz РОСНО жизнь», доля страхования жизни на российском рынке несопоставимо меньше, чем в других странах с развитой рыночной экономикой. В 2008 году она составила 0,1 % российского ВВП. Российскими страховщиками было собрано всего 397 рублей на душу населения. А в странах Запада уже в 2007 году доля рынка страхования жизни была представлена куда более значимыми цифрами: 51 % – в Польше, 41 % – в Чехии, 15 % – в Болгарии. В таких странах, как Япония, страхование жизни занимает 78 % рынка, что эквивалентно 330,7 млрд долларов США; в Великобритании – 75 % (349,7 млрд долларов США); во Франции – 70 % (187 млрд долларов США).

Таким образом, открыв программу накопительного страхования, вы выполняете все задачи, поставленные при создании плана защиты. Помимо этого, многие открывают накопительные счета для своих детей: на обучение, квартиру, свадьбу и т. д.

А чем раньше вы начнете откладывать деньги на будущее, тем больше у вас шансов достижения финансовой независимости.

Страховая компания может выступить аналогом пенсионного фонда.

Как-то я консультировал одного бизнесмена по вопросу инвестирования его средств.

В ходе беседы я узнал, что у него уже есть заключенный со страховой компанией договор пенсионного страхования.

– Честно говоря, я заключил этот договор с одной лишь целью, – сказал мне Сергей. – Дело в том, что компания помогает открыть счет в зарубежном банке, на который и переводит мою пенсию. Я положил туда минимальную сумму – тридцать тысяч долларов. Понятно, что с такой суммы и выплаты минимальные – всего-то сотня долларов в месяц. А с другой стороны, я подумал: что бы ни случилось со мной и моим бизнесом, я с голоду уже не помру – сто долларов до конца моей жизни буду получать. Тридцать тысяч положил и забыл о них, а сто долларов каждый месяц на счет капают – мало ли что в жизни может случиться…

Предположим, что клиент страховой компании благополучно прожил весь срок действия программы накопительного страхования, и она завершилась. Что дальше?

Компания сообщает клиенту, что на его счете накопилась определенная сумма средств, и спрашивает, что делать дальше с этими деньгами. И у клиента есть выбор:

• снять все накопленные деньги и поехать развлечься на недельку в Лас-Вегас – запомнится на всю оставшуюся жизнь;

• перезаключить договор и открыть программу на новый срок (если вы не собираетесь пока на пенсию);

• просто дать компании свои банковские реквизиты, и компания переведет все ваши деньги на ваш банковский счет;

• заключить со страховой компанией договор пенсионного страхования, и в этом случае компания будет выплачивать вам пожизненную пенсию из накопленного вами капитала.

Только два института предлагают клиентам заключение договоров пенсионного страхования – пенсионные фонды и страховые компании. Только они могут дать своим клиентам гарантии пожизненных пенсионных выплат (пенсионной ренты).

Одним из инструментов для инвестирования денег на пенсии является страховая компания или пенсионный фонд. И тому есть очень веская причина: и страховая компания, и пенсионный фонд дают своим клиентам гарантии пожизненной выплаты пенсии. А такая гарантия на пенсии очень важна. Банк, недвижимость, бизнес – ни один из этих активов не дает такой гарантии. А в периоды экономических кризисов, когда с бизнесом и недвижимостью могут возникнуть проблемы, жить все равно на что-то нужно. Некоторые мои клиенты столкнулись с этой проблемой в 2008–2009 годах – в период глобального экономического кризиса. Коммерческая недвижимость, которая приносила им неплохой доход, стала приносить доход очень незначительный либо вообще никакого. Зарубежные банки снизили свои ставки по депозитам, причем очень существенно! На фоне такой ситуации они совершенно по-иному взглянули на гарантированную пенсионную ренту от страховой компании («Пусть меньше, зато гарантированно»).

Мне не пришлось убеждать Константина в том, что одним из инструментов, который должен войти в его инвестиционный портфель, должен быть пенсионный план страховой компании – слово гарантия имело для него весьма существенный вес, так как он прекрасно понимал, что рисковать в его возрасте нельзя. Именно поэтому в его портфеле, так же как и у Ульяны, есть страховая компания, но в данном случае это не программа накопительного страхования, а пенсионный план. Для того чтобы открыть пенсионный план в страховой компании, не обязательно накапливать там деньги долгое время – можно сразу положить в компанию определенную сумму, и через год после заключения договора, независимо от наступления пенсионного возраста, компания начнет выплачивать пенсионную ренту. Если клиент умирает, компания выплачивает остаток средств наследникам (хотя по договору можно предусмотреть условие, когда деньги не наследуются).

Я предложил Константину положить на свой пенсионный счет в страховой компании Fortuna Life Insurance (Лихтенштейн) 15 % капитала – 750 000 долларов, с чем Константин после некоторого раздумья согласился. Fortuna – дочерняя компания страховой корпорации Generali, которая имеет рейтинг надежности АА и более чем столетнюю историю.

Я предложил ему также два варианта программ компании Fortuna на выбор:

–? пожизненные гарантированные выплаты;

–? пенсионные выплаты в течение определенного срока (15, 20 или 25 лет).

Приведу далее примеры выплат по обоим вариантам.

Вариант А – пожизненные гарантированные выплаты. В случае Константина (55 лет, единовременный взнос 750 000 долларов) компания гарантирует ему выплату пенсии в размере 28 593 доллара в год (или 2382 доллара в месяц). Это – условия выплаты с гарантией.

Но вполне возможно, что те фонды, в которые будут инвестированы средства Константина, покажут более высокую доходность, и тогда размер выплат также будет увеличен до 30 258 долларов (при доходности портфеля 5 % годовых) или до 31 737 долларов (при доходности 7 %). Такая доходность вполне вероятна, поскольку результаты работы фондов зависят от процентных ставок на рынке, которые бывали на уровне 7–9 % годовых (в долларах) в 1990-х годах.

Вариант Б – выплаты в течение 15 лет. Условия этого варианта несколько иные – единовременный взнос 500 000 евро вместо 750 000 долларов.

Выплаты в данном случае составят:

–? 39 000 евро в год (3250 в месяц) – гарантированная минимальная сумма;

–? 42 770 евро в год (3564 в месяц) – при доходности портфеля 4 % годовых;

–? 45 900 евро в год (3825 в месяц) – при доходности 5 % годовых.

Какой вариант выбрал Константин, вы узнаете позже – при рассмотрении его инвестиционного портфеля.

Мы предлагаем нашим клиентам услуги и российских, и зарубежных страховых компаний, но в первую очередь – зарубежных. На семинарах, которые я провожу (темы семинаров все те же – управление личными финансами и инвестирование), мне всегда задают вопрос: «Почему вы предлагаете работать с зарубежными страховыми компаниями, а не с российскими? Ведь проще работать с компанией, которая находится рядом». Это действительно так – если компания рядом, с ней действительно проще работать. В чем же тогда причина такого нашего подхода?

Не в том, что в России нет надежных компаний. Напротив – в России сегодня очень много крупных и надежных компаний с хорошим иностранным капиталом.

Основной причиной, по которой мы предлагаем вначале услуги зарубежных компаний, является валютный риск.

Дело в том, что российские страховые компании берут взносы в национальной валюте (в рублях) и обязательства дают, соответственно, тоже в рублях. Это значит, что клиент открывает в российской компании программу сроком на 20 лет и компания гарантирует клиенту, что через 20 лет она выплатит ему один миллион рублей.

Я нисколько не сомневаюсь, что компания выполнит свои обязательства, но я не знаю, что может произойти за это время с рублем. Поэтому своим клиентам такие долгосрочные инвестиции я рекомендую осуществлять за рубежом. Зарубежные компании принимают взносы в разных валютах (доллары, евро, швейцарские франки и т. д.) и обязательства своим клиентам дают тоже в этих же валютах. Поэтому, разрабатывая для клиентов инвестиционные портфели, мы рекомендуем делать в России краткосрочные и среднесрочные инвестиции, а долгосрочные – за рубежом.

Программы накопительного страхования, предлагаемые страховыми компаниями, – очень хороший комплексный продукт. Как я уже говорил выше, это элементарный финансовый план.

Скажу несколько слов о еще одной функции, которую выполняют страховые компании, – функции брокера. Это значит, что, открыв программу в страховой компании, вы можете давать поручения компании на покупку и продажу ценных бумаг, на инвестиции в фонды и хедж-фонды. Это не значит, что вы можете использовать страховую компанию для ежедневного трейдинга – страховые компании не банки, их клиенты являются долгосрочными инвесторами. Но, открыв программу в такой страховой компании, вы можете инвестировать свой капитал практически в любые инвестиционные инструменты, предлагаемые на рынках: акции, облигации, взаимные фонды (зарубежные ПИФы), хедж-фонды, ценные бумаги ETF (о них ниже). И при этом сможете воспользоваться всеми преимуществами, которые дает страховая компания, а их немало.

Для примера скажу о компании Generali International (остров Гернси) – дочерней компании все того же концерна Generali Group.

Остров Гернси (Guernsey) находится под юрисдикцией Великобритании и в качестве финансового центра имеет рейтинг ААА. При инвестировании через компанию Generali International очевидны следующие преимущества:

1. Четкие условия наследования. В своем договоре вы сможете четко указать наследников, что невозможно сделать при инвестировании в фонды напрямую или через банк.

2. Налоговые льготы. При получении выплат из страховой компании деньги будут получены вами с назначением «Страховая выплата», а такие выплаты не облагаются налогами ни в одной развитой стране мира, а также в странах СНГ.

3. Высокий уровень конфиденциальности. Страховая компания защищает информацию о клиентах – в отличие от банков.

4. Возможность мониторинга ваших инвестиций в различные фонды на одной веб-странице у страховой компании – брокера. Это довольно удобно с точки зрения контроля своего инвестиционного портфеля.

Есть еще одно значительное преимущество, которое определяется месторасположением компании. В соответствии с законодательством Гернси страховая компания осуществляет инвестирование через траст, и такая схема инвестирования защищает капитал инвестора. Это значит, что, если с компанией Generali что-либо произойдет, вам гарантируется возврат 90 % вашего капитала.

В главе III (подраздел 3.5) я подробнее расскажу о механизме работы через страховую компанию. Пока же пойдем дальше.

1.3. Ценные бумаги – облигации и акции

Говоря об инвестировании, нельзя не сказать о ценных бумагах, так как именно они являются основным инвестиционным инструментом, который используют все без исключения банки, компании и частные инвесторы. Различия состоят лишь в том, какие бумаги и в каких долях держат эти инвесторы.

Страховые компании основную долю капитала (более 60 %) инвестируют в облигации – ценные бумаги, дающие инвестору гарантии дохода. В то же время они не обходят вниманием и акции, но инвестируют в них гораздо меньше средств.

Долгосрочные инвесторы предпочитают акции, так как при всей рискованности такой вид инвестирования позволяет получить доход, значительно превышающий уровень инфляции.

Очень агрессивные спекулянты работают с производными ценных бумаг – фьючерсами и опционами (о них мы здесь говорить вообще не будем, так как читателя данной книги, я думаю, должно интересовать инвестирование, но не спекуляции).

В следующем разделе я расскажу о разных типах инвестиционных фондов. Но чтобы понять принципы их работы, поговорим вначале об основных ценных бумагах, которые эти фонды включают в свои портфели.

Звучит надежно, согласитесь. Эта надежность лежит в основе самой сути облигаций.

Иначе облигацию называют ценной бумагой с фиксированным доходом. Это значит, что покупатель облигации знает, какой доход он получит, если будет держать облигацию до погашения. Этот доход ему гарантирован эмитентом облигации. Таким образом, покупая сегодня облигацию казначейства США с доходом к погашению 3 % годовых и сроком погашения 1 января 2020 года, клиент точно знает, что если додержит эту ценную бумагу до 1 января 2020 года, то получит свои 3 % в год на инвестированную сумму. При этом он может продать облигацию в любой момент по рыночному курсу, но в таком случае доход не гарантирован: ведь рыночная цена облигации на момент продажи может оказаться ниже цены, по которой она покупалась.

Выходит, что гарантия действует лишь в том случае, если инвестор (держатель облигации) будет держать ее до погашения.

С какой целью выпускаются (эмитируются) облигации? Любая эмиссия ценных бумаг осуществляется с единственной целью – привлечение дополнительных денежных средств. То есть корпорация, или правительство, или местные власти выпускают облигации и меняют эти ценные бумаги на ваши деньги, обещая вам в будущем определенный доход.

Для понимания того, каким образом инвестору гарантируется доход при покупке облигации, необходимо знать основные характеристики облигации.

1. Номинал облигации, т. е. ее номинальная стоимость. Это та сумма, которую получит держатель облигации при ее погашении. Если вы помните советские бумажные облигации, вы должны также помнить, что на них была указана их номинальная стоимость – 10 рублей, 100 рублей. С тех пор мало что изменилось, и облигации по-прежнему имеют номинальную стоимость, но она указана не на бумажном сертификате, а объявляется при выпуске облигации. К примеру, облигация имеет номинал 100 рублей – это значит, что при погашении держатель облигации получит 100 рублей.

2. Рыночная цена. С толкованием этого термина затруднений у вас не возникнет: это та цена, по которой вы можете купить облигацию до ее погашения.

3. Срок погашения. Этот срок показывает, когда данная облигация будет погашена и инвестор получит ее номинальную стоимость. Облигации – в отличие от акций – выпускаются на определенный срок: 1, 2, 5, 10, 15, 30 лет.

4. Размер купона. Купон – это промежуточные выплаты, которые эмитент платит держателям облигаций ежеквартально (либо ежегодно). Этот доход можно использовать как один из вариантов получения пенсии. Именно облигации довольно часто используют пенсионеры за рубежом для того, чтобы получать пассивный доход, так как размер купонных выплат устанавливается при выпуске облигации и не меняется до ее погашения. Это действительно очень хороший вариант получения пассивного дохода. Если вы поймаете момент, когда ставки на рынке будут довольно высокими, вы можете купить долгосрочные облигации и зафиксировать свой пассивный доход на много лет. К примеру, в 2000 году ставка рефинансирования в США достигала уровня 7 %. Государственные облигации выпускаются с доходностью, приблизительно равной этой ставке. Если бы вы купили в то время долгосрочные американские облигации (их иначе называют Treasuries), вы могли бы ежегодно получать купон в размере 7 % на протяжении 10–20 лет. И сегодняшние ставки в 1–2 % годовых вас нисколько не волновали бы.

5. Доходность к погашению. Это один из основных параметров облигации, на которые обращает внимание инвестор. Доходность к погашению показывает, какой годовой доход получит инвестор, если будет держать облигацию до погашения. Рассчитывается исходя из номинальной стоимости, рыночной цены и срока погашения облигации. Например, номинал облигации 100 рублей, рыночная стоимость – 80 рублей, срок до погашения – 5 лет. Какой доход получит в итоге инвестор? Упрощенный расчет таков: купил за 80, продал за 100 и получил доход в размере 20 рублей (то есть 25 %) за 5 лет. Если эмитент делает промежуточные купонные выплаты, то доходность к погашению рассчитывается с учетом их реинвестиции в те же облигации с тем же доходом. Важен и срок до погашения: чем он больше, тем выше риск инвестора. Например, облигация, выпущенная казначейством США (US Treasury), имеет следующие характеристики:

–? срок погашения – 31.12.2020 г.;

–? доходность к погашению – 1,96 %. Это значит, что правительство США обещает инвестору доход всего 1,96 % годовых.

А вот облигация правительства Украины предлагает инвестору более высокий доход – 12,26 % в год с погашением в 2020 году. Может быть, есть смысл купить ее?

Здесь очень важно понимать, что облигация может быть не только инструментом, который гарантирует инвестору определенный доход, но и спекулятивным инструментом. Повторю: гарантия эмитента действует лишь в том случае, если инвестор держит облигацию до погашения. Если же он продаст облигацию на рынке раньше, то он получит доход или убыток в зависимости от того, на сколько поднялась или опустилась цена на эту облигацию. Поэтому очень часто облигации используют спекулянты. Особенно интересны для них облигации, выпущенные рискованными компаниями или странами, а также облигации с очень длинными сроками до погашения (20–30 лет) – такие облигации очень волатильны, то есть цены на них скачут как сумасшедшие, а в этом и заключается жизнь спекулянта.

От чего зависит доход по облигациям? В первую очередь от ситуации на рынке. Это логично. Если ставка рефинансирования центрального банка на сегодняшний день 9 %, а правительство (или корпорация) решит выпустить облигацию с доходностью 5 %, никто эту облигацию просто не купит. Поэтому правительство выпускает облигации с доходностью на уровне ставки рефинансирования ЦБ.

В период своего обращения на рынке цены на облигации меняются, находясь в обратной зависимости от процентных ставок на рынке.

Предположим, облигация выпущена на срок 10 лет с доходностью к погашению, равной 8 %, соответствующей ставке рефинансирования ЦБ и практически соответствующей ставке по банковским депозитам в крупнейших банках. Текущая цена на облигацию – 90 рублей.

Через год после эмиссии облигации ЦБ понижает ставку рефинансирования до 6 %. Поскольку доходность по различным рыночным инструментам одного уровня не может быть разной, упадет и доходность по данной облигации. Для этого должна вырасти ее рыночная цена, потому что номинальная стоимость не изменяется. Поэтому цена на облигацию поднимется с 90 рублей до, скажем, 93 рублей.

А сейчас я хочу привести любопытный пример.

Облигация выпущена компанией Coca-Cola.

Номинальная стоимость – 100 долларов.

Рыночная цена – 117,4 доллара.

Срок погашения – 03.03.2020 г.

Размер купона – 7,375 %.

Доходность к погашению – 3,04 %.

Что привлекает внимание к данной облигации? Прежде всего то, что ее рыночная стоимость выше номинальной. А ведь через некоторое время эмитент выплатит инвестору только номинал. Зачем же покупать облигацию за 117 долларов, чтобы получить через 5 лет 100 долларов?

Ответ кроется в размере купона. Как видите, здесь он гораздо выше доходности к погашению (которая у таких облигаций соответствует рыночной процентной ставке). Таким образом, инвестор, купив данную облигацию, будет получать ежеквартально купонный доход в размере 7,375 % (из расчета годовых), в то время как ставки на рынке находятся на уровне 2–3 %. Чтобы привести данную облигацию к равновесию, необходимо увеличить ее цену (что и сделал господин Рынок).

Вывод: если размер купона по облигации выше ее доходности к погашению, рыночная цена облигации будет выше ее номинала.

Кроме того, доходность зависит от надежности эмитента. Самым надежным эмитентом всегда считается правительство, и рейтинг надежности таких облигаций равен рейтингу надежности страны. К сожалению, 1998 год показал, что правительство не всегда является лучшим гарантом. В том году Правительство России объявило дефолт, заявив, что не может выполнить свои обязательства перед держателями государственных облигаций. В то же время правительства Москвы, Санкт-Петербурга и других российских городов свои обязательства выполнили в полном объеме и никакого дефолта не объявляли.

Вывод: при покупке облигации всегда нужно смотреть, кто является ее эмитентом.

Вы понимаете, что надежность облигации, выпущенной правительством США и имеющей рейтинг ААА, и облигации, выпущенной Республикой Конго, не имеющей никакого рейтинга, имеют совершенно разный вес. То же самое относится и к корпорациям. Если облигации выпускает компания Coca-Cola или корпорация General Electric, то эти облигации, безусловно, более надежны, чем облигации, выпущенные малоизвестной компанией. Поэтому при покупке облигаций необходимо уделять также огромное внимание оценке надежности эмитента.

В то же время разные облигации предлагают совершенно разную доходность. Если по десятилетним государственным облигациям США доходность не превышает сегодня 3–4 %, то по облигациям развивающихся стран (более рисковых, чем США) доходность может достигать 10–15 %. В начале 2009 года, после обвала фондового рынка в 2008 году цены облигаций российских эмитентов очень сильно упали. Если цена падает, доходность облигации растет. И это может быть очень хорошим моментом для покупки облигаций. Например, еврооблигации «Газпрома» (еврооблигации – это облигации, выпущенные для привлечения средств в валюте) в долларах давали в начале 2009 года гарантированную доходность в размере 15 % годовых. Еврооблигации ВТБ и того больше – 20 % годовых! Почему бы не прикупить такие облигации – ведь риск дефолта ВТБ или «Газпрома» невысок? Естественно, это стало понятно многим инвесторам довольно быстро, и уже к марту 2009 года цены этих облигаций выросли, уменьшив доходность по ним до 8–9 %.

Некоторые корпоративные облигации могут давать высокую доходность, однако, прежде чем инвестировать в такие облигации, необходимо понять, почему та или иная компания заимствует деньги под процент выше рыночного. Возможно, у этой корпорации есть внутренние проблемы, и потому даже известное имя компании не может служить надежной защитой для инвестора. Ведь эмиссия облигаций – лишь один из способов заимствования денежных средств. Есть и другой способ – получение кредита в банке. Но если банк предлагает кредит по высокой ставке или вообще не дает его, то компании приходится выпускать облигации с высокой доходностью, чтобы привлечь деньги на рынке.

В начале XXI века одна латиноамериканская страна должна была погашать большой международный долг. От того, погасит ли она его, зависело, объявит ли она дефолт.

Как правило, правительства стран заранее информируют о том, погасят ли они свои долги, однако латиноамериканцы пошли другим путем: за три месяца до погашения долга они ни словом не обмолвились о своих намерениях по этому поводу.

Если бы у вас были облигации правительства этой страны, что сделали бы вы в подобной ситуации? Возможно, вы бы их продали, чтобы не рисковать. Именно так и поступили многие держатели государственных облигаций.

Если инвесторы продают облигации, их цена падает. Соответственно, растет доходность к погашению по данной облигации.

Прошел еще месяц – правительство молчит. Многие из тех, кто еще надеялся получить ответ, решили далее не рисковать и тоже начали продавать облигации из своего портфеля. Цена еще больше понизилась, а доходность еще больше повысилась.

За две недели до выплаты долга правительство все еще не сказало ни слова о своих намерениях. Последние инвесторы начали сбрасывать эти облигации, чтобы сохранить хоть часть своего капитала.

И вот, когда основная масса облигаций была продана и их цена упала до самой низкой отметки (а это было за три дня до погашения долга), именно тогда правительство объявило, что оно погасит международный долг.

Такие игры невозможны, когда речь идет о государственных облигациях развитых стран, поэтому при инвестировании в их ценные бумаги риски минимальны.

С какой целью данное правительство проводило такую политику? Очевидно, с целью покупки своих же облигаций по низкой стоимости. Это значит, что члены правительства страны – а также их родственники – скупали облигации на рынке, зная, что произойдет далее. Это называется «использование инсайдерской информации», и за подобные вещи в США сажают в тюрьму.

Кто эмитирует облигации? Эмитентами облигаций могут быть:

• государство, т. е. правительство;

• местные власти (муниципалитеты).

Таким образом, существуют государственные, корпоративные и муниципальные облигации; например, есть муниципальные займы Москвы и Санкт-Петербурга.

И, как я уже говорил выше, государственные облигации не всегда надежнее корпоративных или муниципальных – даже в одной стране. А если сравнивать облигации разных стран, то получится, что, к примеру, государственные облигации российского правительства на сегодняшний день по надежности ниже корпоративных облигаций компании General Electric, поскольку рейтинг компании General Electric выше рейтинга России.

Не стоит также приобретать облигации крупных корпораций лишь потому, что их имена на слуху. Например, облигации компании Levi Strauss & Cо. (джинсы!) предлагают инвесторам неплохую доходность – на уровне 9,8 % годовых. Казалось бы, хорошая и надежная компания и ее облигации тоже являются хорошим и доходным инвестиционным инструментом.

Но все же задайте себе вопрос: а почему эти облигации дают такую высокую доходность? Ведь это значит, что они упали в цене. А почему они упали в цене? А на этот вопрос можно ответить лишь после проведения фундаментального анализа состояния компании. Кстати, рейтинг этой компании не очень высок – всего лишь В (до того как я выбрал эту компанию, чтобы привести пример в книге, я думал, что ее рейтинг выше).

Есть еще один любопытный вид облигаций – облигации с защитой от инфляции (inflation-indexed bonds или inflation-linked bonds). Их номинальная стоимость привязана к уровню инфляции. Из названия понятна цель, с которой они выпускаются, – чтобы уменьшить инфляционный риск при инвестировании.

Первая такая облигация была выпущена в США в 1780 году. Самый большой объем таких облигаций выпущен казначейством США, и называются они TIPS (Treasury Inflation-Protected Securities). Это самые ликвидные облигации с защитой от инфляции.

Когда инвестор покупает TIPS, казначейство США платит ему процент на номинал облигации, скорректированный на уровень инфляции, а при погашении выплачивает номинальную стоимость облигации, тоже скорректированную на уровень инфляции.

Кроме того, в США выпускаются сберегательные облигации (I-Bonds).

Защищенные от инфляции облигации выпускаются в Великобритании, Канаде, Австралии, Германии, Франции и других странах. В России таких облигаций пока нет, но я думаю, что в ближайшие годы они наверняка появятся.

На мой взгляд, облигации, защищенные от инфляции, – очень интересный инструмент для консервативного инвестора, желающего просто защитить свой капитал.

Как можно купить облигации? Так же, как и другие инвестиционные инструменты, – через брокеров.

В разделе 3.2 главы III я рассказываю о способах инвестирования за рубежом – эти способы вполне подходят и для покупки облигаций. Единственное «но» – невозможно инвестировать в облигацию сумму, меньшую номинальной стоимости облигации. Это значит, что нельзя купить ? часть облигации, и иногда подобное обстоятельство становится препятствием для покупки облигаций, так как некоторые из них имеют высокую номинальную стоимость. Например, еврооблигации «Газпрома» со сроком погашения в 2020 году имеют номинал 100 000 долларов.

В заключение данного раздела об облигациях я хочу сказать, что облигации являются основой инвестиционных портфелей пенсионных фондов и страховых компаний, поскольку они дают инвесторам гарантию сохранности капитала и получения определенного дохода.

Благодаря гарантированной доходности облигаций инвестиционная компания может более или менее точно прогнозировать свои будущие доходы от инвестирования в них, что совершенно невозможно при инвестировании в другие инструменты, в частности в акции.

Эти ценные бумаги, так же как и облигации, эмитируются компанией с целью привлечения дополнительных средств для финансирования своего бизнеса.

Говоря научным языком, акция – ценная бумага, удостоверяющая права ее владельца на часть имущества акционерного общества, участие в управлении акционерным обществом и получение определенной доли прибыли акционерного общества.

Однако в отличие от облигаций акции не гарантируют инвестору никакого дохода – они могут изменяться в цене, у них нет обязательных купонных выплат (хотя есть так называемые привилегированные акции, по которым эмитент выплачивает гарантированный доход, но в этой книге я не буду о них говорить), у них нет срока погашения. Значит, вы фактически покупаете бумаги, по которым вам никто ничего не гарантирует.

И тем не менее акции больше привлекают инвесторов, потому что дают возможность получить больший доход по сравнению с любыми другими популярными финансовыми инструментами – облигациями или банковскими депозитами.

При инвестировании в акции вы можете получить два вида дохода:

1. Доход от роста стоимости – тот доход, который получает инвестор в результате роста цен на акции. Это значит, что, если вы купили акции по цене 100 рублей, а через год цена выросла до 150 рублей, ваш доход составит 50 %. Как правило, все инвесторы рассчитывают именно на такой вид дохода. Многие даже не знают, что им кто-то должен платить дивиденды.

2. Дивиденды – часть прибыли, которую компания выплачивает своим акционерам. При этом компания никаких обязательств по выплатам дивидендов не несет: это ее право – платить или не платить дивиденды и какую часть прибыли выплатить в виде дивидендов. Однако если компания решила выплатить своим акционерам 25 % от полученной прибыли в виде дивидендов, значит, они будут зачислены на ваш брокерский счет.

Дивидендный доход от инвестирования, как правило, невелик. Он рассчитывается очень просто. Например, вы купили акции некоей компании «Первопроходец» по цене 50 долларов за одну акцию. Предположим также, что компания на последней пресс-конференции объявила о выплате своим акционерам дивидендов в размере 1 доллар на акцию. Таким образом, дивидендная доходность от вашей инвестиции в эти акции составит 2 % (1 доллар / 50 долларов ? 100 %).

Дивиденды, как и купонные выплаты по облигациям, являются хорошим источником пассивного дохода для пенсионеров. Я считаю, что дивиденды даже более привлекательны, чем купонные выплаты, потому что старые компании, которые исторически платят дивиденды своим клиентам (Coca-Cola, Caterpillar, Philip Morris и др.), регулярно повышают уровень выплачиваемых дивидендов. Что это значит?

Например, вы купили акции компании Coca-Cola 6 ноября 1990 года по цене 44,6 доллара за акцию. Дивиденды, которые компания в то время выплачивала своим акционерам, составляли 0,2 доллара на одну акцию. Это значит, что дивидендная доходность по этим акциям в то время составляла 0,45 %.

За прошедшие 19 лет компания каждый год понемногу увеличивала уровень выплачиваемых дивидендов, и в ноябре 2009 года они составили 1,64 доллара на одну акцию. Если рассчитать дивидендную доходность исходя из этих данных, она составит 3,68 % (1,64/44,6 ? 100 %). Но за эти 19 лет компания Coca-Cola дважды делила акции в соотношении 2:1, и потому, если бы вы в 1990 году купили одну акцию Coca-Cola, сегодня у вас была бы уже не одна, а четыре акции, и вы получали бы по ним дивиденды не 1,64 доллара, а 1,64 ? 4 = 6,56 доллара. Учитывая, что вы инвестировали в эти акции 44,6 доллара, ваша дивидендная доходность составит 14,7 %. Конечно, может случиться, что компания уменьшит размер выплачиваемых дивидендов или прекратит их выплачивать вообще. Однако история подобных крупных компаний показывает, что они не уменьшают размер выплачиваемых дивидендов, а, наоборот, стараются их каждый год увеличивать.

Говоря об акциях с высокой дивидендной доходностью, я не могу не сказать об одной группе очень интересных компаний (я сам инвестирую в одну из них).

Эти компании называются Business Development Companies (BDC; по-русски – компании для развития бизнеса), и эти компании платят своим акционерам очень высокие дивиденды.

Например, дивидендная доходность одной из компаний этой группы – Apollo Investment Corporation (AINV) – по состоянию на ноябрь 2009 года составляла 12,4 %! Таким образом, при цене акции 9,05 доллара компания выплачивает дивиденды в размере 1,12 доллара.

Другая компания, BlackRock Kelso Capital Corporation (BKCC), при цене одной акции 8,19 доллара в ноябре 2009 года платила дивиденды на одну акцию почти 1,28 доллара. Дивидендная доходность составляет в итоге 15,6 %.

Вы думаете, у этих компаний есть какие-то скрытые проблемы? Нет, это несколько иная история, и она мне очень нравится.

Дело в том, что структура BDC была создана в 1980 году Конгрессом США для того, чтобы направить часть денег инвесторов, работающих на фондовом рынке, в малые и средние частные предприятия. При этом BDC освобождаются от налогов на доходы, если они распределяют 90 % своего налогооблагаемого дохода в виде дивидендных выплат акционерам. Именно поэтому дивиденды, выплачиваемые данными компаниями, столь высоки.

Поскольку у компаний подобного рода практически не остается средств для инвестирования в свое развитие, им приходится эмитировать новые акции и продавать их на рынке, привлекая таким образом дополнительные средства для инвестирования в частный бизнес (что изначально и было задумано Конгрессом США).

Однако инвестирование в такие компании не дает гарантии получения высоких дивидендов – они могут не получать прибыль вообще, и в таком случае вы не получите дивиденды. Рыночный риск есть всегда, поэтому при инвестировании в акции любых компаний нужно быть осторожным и здраво оценивать риски.

Ниже (табл. 1) можно увидеть, какой доход мог получить инвестор, вкладывавший капитал в акции и облигации в разных долях, за период с 1970 по 2008 год. Я показал лишь некоторые годы в этот период, но они наглядно отражают ту разницу, которую инвестор получает при инвестировании в акции и облигации, а также при инвестировании в сбалансированный портфель с разными долями акций (А) и облигаций (О).

Табл. 1. Возможный доход при вложении капитала в акции и облигации в разных долях за период с 1970 по 2008 год

Например, если бы в 1970 году инвестор вложил 100 % капитала в облигации, он получил бы доход в размере 10,5 %.

Если бы он вложил 40 % в акции и 60 % в облигации, то получил бы доход 5,7 %.

Если бы он все вложил в акции, то потерял бы 2 % своего капитала.

В целом за 39 лет среднегодовая доходность по облигациям составила 6,8 %, а по акциям – 9 %. Эта разница показана в итоговой строке таблицы: 10 000 долларов, вложенные в акции, выросли до 288 160 долларов, в то время как та же сумма в облигациях выросла до 130 100 долларов.

Еще более наглядно разницу между инвестированием в акции и облигации вы можете увидеть на следующем примере.

10 000 долларов, вложенные в акции компаний США в 1950 году, превратились в 1995-м в 1 900 000 долларов! Доходность за это время составила 19 300 % (12,42 % годовых)!

10 000 долларов, вложенные в государственные облигации правительства США в 1950 году, превратились в 1995 году в 62 000 долларов! Доходность за это время составила всего 620 % (4,15 % годовых).

Разница – 1 838 000 долларов!

Ради такой разницы стоит немного рискнуть.

Вы видите, что облигации фактически покрывают инфляцию и защищают деньги от обесценивания, в то время как акции показывают реальную положительную доходность, значительно превышающую инфляцию. В табл. 2 можно увидеть, какова их доходность в долгосрочных периодах по сравнению с акциями.

Табл. 2. Средние годовые доходности акций и облигаций в долгосрочных периодах, %

Покупка акций – это всегда рискованное инвестирование.

Мне иногда говорят: «Какой я несу риск, если куплю акции “Газпрома”? Или “Лукойла”? Это надежные компании, которые никогда не обанкротятся».

Действительно, риск банкротства этих компаний очень низок: компании надежные. Но есть другой риск – рыночный. Это риск падения цен на акции. Не буду долго распространяться по этому поводу – многие из вас на себе ощутили этот риск в 2008 году, потеряв на акциях крупных и надежных компаний 60–80 %.

В 1990-х годах на фондовом рынке США был раздут «пузырь». Получить доход в 50–100 % годовых при инвестировании в акции было довольно просто. Однако всегда важно понимать, что на растущем рынке зарабатывают все – и профессионалы, и любители. А вот падающий рынок все расставляет по своим местам.

Пример. В начале 2000 года акции компании Yahoo! продавались на рынке по цене 500 долларов за одну акцию. Я не хочу сравнивать Yahoo! с «Газпромом», но на тот момент компания Yahoo! тоже была очень известной, хотя и не такой крупной, как «Газпром». И покупка акций этой компании не представлялась рискованной именно по причине известности компании.

Однако при этом инвесторы, покупающие акции Yahoo! не учли рыночные риски, а они существовали.

С 2000 по 2002 год на фондовом рынке США произошел обвал – цены на акции практически всех компаний упали, в том числе и на акции компании Yahoo!.

Вряд ли вы могли бы предположить, что цена на акции может упасть так сильно: в конце 2002 года акции Yahoo! стоили уже 9 долларов за одну акцию. Падение – 98 %.

При этом компания не обанкротилась – она продолжает работать, как и работала ранее, и таких компаний очень много. Цена акций компании Yahoo! по состоянию на ноябрь 2009 года составляла 16 долларов за одну акцию.

Компании, чьи акции продаются на рынке, бывают маленькими, средними и большими; говоря профессиональным языком, это компании с низкой, средней и высокой капитализацией. От того, какая у компании капитализация, во многом зависит рыночный риск при инвестировании в акции этой компании.

Что же такое капитализация? В данном случае это не тот сложный процент, который банки начисляют на ваш доход по банковскому депозиту.

Капитализация – это рыночная стоимость компании, которая рассчитывается очень просто:

Капитализация = цена одной акции ? количество акций

Например, капитализация «Газпрома» – 144 миллиарда долларов. Капитализация компании General Electric – 163 миллиарда долларов. Капитализация компании Yahoo! – 22,7 миллиарда долларов.

Какую капитализацию имеют крупные (Large Cap), средние (Mid Cap), малые (Small Cap), а также микро– и нанокомпании?

Large Cap – от 10 миллиардов долларов и более;

Mid Cap – от 2 до 10 миллиардов долларов;

Small Cap – от 300 миллионов до 2 миллиардов долларов;

Micro Cap – от 50 миллионов до 300 миллионов долларов;

Nano Cap – менее 50 миллионов долларов.

Считается, что чем больше капитализация компании, тем меньше риск при инвестировании в эту компанию. Это утверждение спорно: каждый инвестор хочет купить не просто акции крупной компании, а акции хорошей компании, которая будет расти и приносить своим акционерам высокий доход. Я думаю, вы согласитесь с тем, что не все крупные компании являются хорошими компаниями.

И в заключение я хотел бы рассказать вкратце о том, как понять, насколько акции переоценены или недооценены. Если вы захотите изучить фундаментальный анализ более детально, для этого вам нужно будет пройти дополнительное обучение, и все же некоторые простые вещи должен знать любой инвестор. В противном случае любое колебание рынка будет вас пугать, ибо вы не будете понимать, что представляет собой это колебание – коррекцию рынка или лопанье «пузыря»?[1]

Один из наиболее популярных фундаментальных показателей для оценки компании – коэффициент P/E (отношение цены акции к прибыли на одну акцию).

Например, акции компании Yahoo! стоят 16 долларов. Планируемая прибыль компании в 2009 году в расчете на одну акцию – 0,42 доллара. Обращаю ваше внимание, что расчеты ведутся на основе всей прибыли компании за год, а не на основе выплачиваемых дивидендов. Таким образом, коэффициент P/E равен 38 (16/0,42).

Этот коэффициент показывает, сколько инвестор платит сегодня за один доллар прибыли компании Yahoo!. Само по себе значение P/E = 38 ни о чем не говорит. Много это или мало? Его необходимо рассматривать в сравнении.

Из данного коэффициента рассчитывается другой – PEG. Этот коэффициент уже кое о чем говорит.

PEG – это отношение коэффициента P/E к прогнозируемому росту прибыли компании в процентах.

Например, по оценке аналитиков, ежегодный рост прибыли компании Yahoo! в следующие пять лет составит 17,5 %. Таким образом, коэффициент PEG составит 38 / 17,5 = 2,17.

И вот здесь уже есть принципы оценки: коэффициент PEG считается приемлемым для инвестора, если он равен или меньше 1. Коэффициент 2,17 довольно высок, но у крупных компаний этот коэффициент обычно выше единицы, потому что их акции более популярны и у частных, и у корпоративных инвесторов.

Вот таким немудреным способом можно сделать поверхностный анализ рынка и понять, раздут рынок или нет. Опять же для примера приведу показатели коэффициентов P/E и PEG для компании Yahoo! в начале 2000 г.

Тогда отношение P/E было равно 2000! Инвесторы платили за один доллар прибыли компании 2000 долларов! PEG было более 20! При норме 1 и ниже это очень высокое значение. И такие высокие значения имели очень многие акции и рынок в целом.

Сравните эти коэффициенты с коэффициентами другой компании – «Газпрома». Коэффициент P/E = 3,23 (по состоянию на ноябрь 2009 года). Это намного меньше, чем у компании Yahoo!. Причиной подобного явления может служить то, что акции компаний развивающихся стран являются более рискованными для инвестора, и поэтому они всегда оценены ниже, чем компании развитых стран.

Коэффициенты P/E и PEG покажут вам, что происходит на рынке – переоценен он или нет. И понимать эти коэффициенты нужно обязательно. Где можно найти их значения? Ответ прост – в Интернете.

Информацию о российских акциях и их фундаментальный анализ вы найдете на сайте www.rbc.ru (информация платная). Сделать расчет коэффициентов вы можете самостоятельно, взяв необходимую информацию из финансовых отчетов компаний.

Информацию о зарубежных компаниях вы можете найти на множестве сайтов, посвященных инвестированию. Не подумайте, что я рекламирую в книге данную компанию, но я пользуюсь сайтом упомянутой выше компании Yahoo! – www.finance.yahoo.com.

1.4. Взаимные и паевые инвестиционные фонды

Если мы убедим себя в том, что нам уже никогда не удастся достичь прежних высот, мы, несомненно, опоздаем к тому моменту, когда рынки начнут восстанавливаться. Если же восстановление действительно никогда не наступит, то ничто уже не будет иметь значения.

В данном разделе речь пойдет только о фондах – это именно то, что я рекомендую своим клиентам. Иногда мои клиенты просят меня дать им рекомендации по инвестированию в отдельные акции, но я никогда этого не делаю. Причина в том, что любая акция – это риск, будь то компания «Газпром» или General Electric, – потому что цена на любую акцию может значительно упасть.

Для тех же, кто хочет научиться самостоятельно работать с акциями, научиться выбирать их и оценивать, я написал специальный дистанционный курс обучения «Фондовый рынок – фундаментальный анализ и расчет реальной стоимости акций».[2]

Чтобы не было какого-то непонимания, сразу скажу, что взаимные и паевые фонды по своей сути одно и то же. Взаимные фонды (mutual funds) – это название ПИФов за рубежом.

Цивилизованный рынок ценных бумаг эффективно существует не одну сотню лет. Используя его, крупнейшие мировые финансовые институты, такие как банки и страховые компании, успешно получают прибыль. В свою очередь, одним из финансовых продуктов, которым интенсивно пользуются эти институты, являются инвестиционные фонды. А вот рынок паевых инвестиционных фондов существует с 1868 года.

Инвестиционные фонды управляются инвестиционными компаниями и представляют собой аккумулированный капитал большого количества крупных, средних и малых инвесторов. Данный капитал инвестируется в различные ценные бумаги. Каждый, кто приобретает доли фонда, получает право на владение частью профессионально управляемого, диверсифицированного портфеля.

Управляющие компании могут быть дочерними предприятиями банков или страховых фирм. Существуют и независимые управляющие компании, такие как Fleming Family & Partners, Fidelity Investments, Franklin Templeton Investments – на Западе, «Тройка Диалог» и «Allianz РОСНО Управление Активами» – в России. Объем средств под управлением западных управляющих компаний составляет миллиарды долларов.

Средства инвесторов (в соответствии с законодательством о фондах) размещены в специальном банке-депозитарии. Фонд имеет право исключительно на управление данными средствами без права свободного распоряжения ими. Данные средства имеют особый статус и отделены от активов управляющей компании, что дает дополнительную защиту для инвестора.

На Западе инвестиционные фонды стали популярными в последние 20–30 лет, хотя созданы были значительно раньше (первый фонд был создан в Шотландии в 1868 году). Рост популярности фондов за последние два десятилетия объясняется формированием к этому времени надежной законодательной базы, регулирующей деятельность фондов, ростом объемов финансового рынка и, что самое главное, пониманием все большим числом инвесторов эффективности инвестиций в фонды. На конец 2000 года в мире насчитывалось более 35 000 фондов. При таком обширном выборе для каждого инвестора на сегодняшнем рынке фондов есть подходящие именно для него.

Семь важных причин для инвестиций в фонды:

1. Вы можете сами определить подходящее для вас соотношение прибыльности/риска.

2. От вас не требуется больших первоначальных вложений.

3. Управление фондами, а значит, и вашими активами осуществляют опытные менеджеры. Вам не нужно ни о чем заботиться, профессионалы сделают всю работу за вас.

4. Даже при минимальном риске прибыльность по фондам превышает проценты по депозитным счетам.

5. Инвестиции в фонды позволяют достичь широкой диверсификации портфеля по различным ценным бумагам и странам.

6. Паи фондов могут быть приобретены и проданы в любой рабочий день по ежедневно публикуемому курсу.

7. Вам становятся доступны финансовые рынки, являющиеся, как правило, закрытыми для частных инвесторов.

В своих книгах и статьях я не раз говорил о том, как следует выбирать фонд. Вопрос этот, тем не менее, очень важен, поэтому я хотел бы сказать несколько слов об этом и здесь.

У меня есть три простых критерия выбора ПИФа:

1. Срок работы управляющей компании. Я не покупаю фонды компаний, работающих на рынке менее трех лет.

2. Относительная доходность. Этот критерий – один из основных. Следует инвестировать в те фонды, которые переигрывают рынок, то есть показывают доходность выше соответствующего индекса. Такие фонды найти непросто.

3. Комиссионные, взимаемые управляющей компанией. Естественно, следует выбирать фонды тех управляющих компаний, которые берут с вас меньше мзды. За что берут комиссии управляющие компании, когда вы покупаете паи их фондов:

–? за вход – это комиссия за покупку паев;

–? за управление – это комиссия, взимаемая ежегодно в виде процента от суммы средств, находящихся под управлением компании;

–? за выход – это комиссия при продаже паев.

Структура указанных комиссий может быть очень разной в зависимости как от страны, в которой выпущен фонд, так и от самого фонда. В России нередки фонды, которые берут все три вида перечисленных комиссий: за вход, за управление и за выход (как правило, только в первый год владения). За рубежом, как правило, фонд берет комиссию либо при входе, либо при выходе (в первые годы владения) плюс комиссию за управление.

Кроме того, в большинстве зарубежных фондов комиссии при входе/выходе гораздо выше комиссии за управление, в России – наоборот: комиссия за управление, как правило, существенно превышает комиссии при входе/выходе (которых может и не быть совсем). В долгосрочном периоде инвестору, конечно, выгоднее заплатить высокую комиссию при входе один раз, нежели за управление постоянно в течение всего периода владения паями фонда.

Например,[3] один из российских ПИФов, вкладывающий деньги в акции «голубых фишек» (крупнейших компаний страны), берет с инвестора следующие комиссии:

1 % при входе (надбавка) при инвестировании до 300 000 руб., 0 % – при инвестировании свыше 300 000 руб.;

1 % при выходе из фонда в первый год владения (так называемая скидка);

3,54 % – ежегодное вознаграждение управляющей компании плюс 1,5 % – ежегодное вознаграждение специальному банку-депозитарию.

Для сравнения: один из зарубежных взаимных фондов, инвестирующий в российские акции и имеющий рейтинг «5 звезд» от рейтингового агентства Morningstar, берет с инвестора следующие комиссии:

Как видите, разброс комиссионных между разными фондами довольно существен, поэтому стоит уделить внимание данному фактору.

Не все управляющие компании эффективно управляют своими фондами, и этому критерию тоже стоит уделить пристальное внимание.

В Америке как-то был проведен забавный эксперимент. Управляющих крупнейших взаимных фондов США попросили сформировать портфели из пяти акций, входящих в число «голубых фишек». Затем привели обезьяну, посадили ее напротив стенда с таблицей тех же акций и выдали ей дротики. Обезьяна метала дротики, пока наконец пять раз не попала в таблицу, «сформировав» таким образом свой портфель. Результаты записали, через год сравнили доходность. Оказалось, что обезьяна выиграла более чем у 70 % управляющих. Конечно, на фондовый рынок влияет масса случайных факторов, но это не означает, что выбирать фонд можно «по-обезьяньи».

Разновидности инвестиционных фондов

Поскольку фондов существует очень много, в них нужно как-то ориентироваться. Поэтому и создаются рейтинговые агентства и независимые ассоциации или лиги участников рынка, например НЛУ (Национальная лига управляющих) в России или рейтинговое агентство Morningstar на Западе. Эти компании собирают и анализируют данные об инвестиционных фондах, составляют их рейтинги и предоставляют инвесторам информацию в удобном для них виде.

Для того чтобы понять, в какие ценные бумаги инвестирует тот или иной фонд, компания Morningstar[4] создала очень удобную матрицу, называемую Morningstar Style Box.

По горизонтали указан стиль инвестирования: Value (недооцененные рынком акции), Growth (акции быстрорастущих компаний) и Blend (акции, не относящиеся ни к недооцененным, ни к растущим).

По вертикали указана капитализация компаний, в акции которых инвестируются средства: Large (крупные компании), Mid (средние), Small (мелкие).

При просмотре информации о том или ином фонде на странице, посвященной фонду, вы можете видеть эту матрицу и сразу оценить стиль инвестирования данного фонда. Поясню сказанное на паре примеров.

Возьмем, к примеру, фонд Allianz RCM BRIC Stars.

Рис. 1. Матрица оценки инвестиций фонда Allianz RCM BRIC Stars.

Что показывает его матрица (рис. 1)? То, что рассматриваемый фонд инвестирует в акции (equity) крупных компаний (Large), не относящихся ни к недооцененным (Value), ни к растущим (Growth).

Приведу еще один пример фонда – Amana Trust Income.

Рис. 2. Матрица оценки инвестиций (investment valuation) фонда Amana Trust Income

Как видно из рис. 2, объекты инвестирования указанного фонда – акции крупных недооцененных компаний (Large – Value). В частности, в данный фонд включены такие известные компании, как Pfizer, Procter & Gamble и Colgate-Palmolive.

Описанной матрицей пользуются также все популярные финансовые сайты (www.finance.yahoo.com, www.msn.money.com и т. д.).

Теперь о самих фондах.

Фонды денежного рынка

Этот вид фондов можно назвать спокойной гаванью для ваших денег, поскольку он практически не подвергается колебаниям и тем самым почти исключает риски. Как видно из названия, данные фонды инвестируют в краткосрочные ценные бумаги рынка денег (депозитные сертификаты). Фактически это просто банковские депозиты, размещенные в различных валютах. Указанные фонды обладают большой стабильностью, однако и приносят не намного больше, чем простые депозиты. Как правило, разница составляет +0,5 / +1 % годовых по сравнению с депозитными ставками.

Фонды рынка денег особенно практичны в случае необходимости «припарковать» деньги в момент нестабильности на фондовых рынках. Средства всегда доступны, однако рекомендуемый срок инвестиции – не более двух лет (для инвестиций на более долгий срок существуют более эффективные виды вложений).

Пример такого консервативного фонда в евро – фонд Investec GSF Currency Alpha A Inc Grs GBP. Взгляните на график[5] его доходности за период с середины 1999 года по ноябрь 2009 года (рис. 3).

Рис. 3. Изменение цены пая фонда Investec GSF Currency Alpha A Inc Grs GBP в период 1999–2009 гг.

Рост фонда показан самой пологой кривой. Многие мечтают о таком ровном росте, особенно после 2008 года!

Как вы можете видеть на графике и в таблице под ним, доходность (total return) этого фонда в 2005 году составила 3,95 %, в 2008-м – 7,96 %, а за шесть месяцев 2009 года – 1,79 %.

Фонды облигаций инвестируют в государственные облигации, а также в облигации корпораций и компаний. Результат работы этих фондов очень сильно зависит от изменения процентных ставок на рынке. Например, в 2009 году фонды, инвестирующие в государственные облигации развитых стран, стали совершенно неинтересны для инвестора, так как ставки по долларам и евро очень низкие и падать им больше некуда, а облигации растут именно тогда, когда ставки падают (сейчас ставки находятся на уровне 0,5–1 %). Однако ставки обязательно начнут расти через какое-то время, и тогда облигации будут терять свою цену, а их доходность станет расти.

Рассматриваемые фонды лучше всего подходят для консервативных инвесторов со среднесрочными инвестиционными целями, которые все же желают получать нечто большее, чем стандартные проценты по депозиту. Минимальный рекомендуемый срок инвестиций – не менее двух лет. Отдача от таких фондов составляет в среднем 6–8 % годовых.

Приведу в качестве примера два фонда облигаций.

Первый фонд – Threadneedle Global Bond Retail Gross EUR Acc (рис. 4). Он инвестирует деньги пайщиков в государственные облигации развитых стран. Обратите внимание на строчку доходности (Wertenwicklung) в таблице: в 2008 году этот фонд вырос на 15,38 %! Такая доходность для консервативного фонда облигаций считается очень высокой. Однако за семь месяцев 2009 года фонд потерял 2,78 %.

Второй фонд облигаций – Templeton Global Bond A Acc EUR (рис. 5). Его рост в 2008 году был немного меньше, чем у первого фонда, – 11,97 %. Зато за первые шесть месяцев 2009 года он вырос на 10,18%

Рис. 4. Изменение цены пая фонда Threadneedle Global Bond Retail Gross EUR Acc в период 1999–2009 гг.

Рис. 5. Изменение цены пая фонда Templeton Global Bond A Acc EUR в период 2003–2009 гг.

Почему такие разные результаты, если оба фонда инвестируют в облигации? Все зависит от того, какие именно облигации выбрали управляющие этими фондами. Так, в отличие от первого фонда облигаций второй инвестирует капитал не только в облигации развитых стран, но и в облигации развивающихся стран (России, Польши, Малайзии и т. д.), и это позволило ему показать хороший рост в 2009 году.

Фонды «голубых фишек»

Этот классический вид фондов был создан на рынке первым. Он инвестирует в акции крупнейших корпораций и компаний («голубые фишки») и подвергается курсовым колебаниям, поэтому наиболее важный параметр успеха – время. Это хороший выбор для инвесторов, готовых на разумный и просчитанный риск. Подобные фонды предполагают долгосрочную инвестицию, рассчитанную на срок свыше пяти лет, и приносят в среднем 10–12 % годовых.

Это самый популярный вид фондов, и их существует огромное множество. Для примера покажу фонд, который инвестирует в «голубые фишки» США, – T. Rowe Price Equity Index 500 (рис. 6). Это индексный фонд, копирующий индекс S&P 500.

Если вы присмотритесь к графику, то увидите, что он имеет странный черно-серый цвет. На самом деле здесь показаны два графика – изменение цены пая фонда T.Row Price (черный цвет) и изменение индекса S&P 500 (серый цвет). Как видите, фонд полностью копирует индекс (хотелось бы мне увидеть хотя бы один российский индексный фонд, который столь же четко копировал бы индекс ММВБ или РТС).

Рис. 6. Изменение цены пая фонда T. Rowe Price Equity Index 500 в период 2006–2009 гг.

Фонды акций компаний со средней и малой капитализацией

Этот вид фондов по своей сути не отличается от обычных фондов акций, однако связан с повышенным риском и, соответственно, с бoльшими перспективами. Как видно из названия, фонды инвестируют деньги пайщиков в акции малых и средних корпораций и предприятий, в связи с чем цены паев этих фондов подвергаются значительным колебаниям.

Указанные фонды наиболее подходят для инвесторов с готовностью к повышенному риску, так как считаются агрессивными. Однако терпеливые инвесторы получат вознаграждение, поскольку данные фонды исторически показывают доходность более высокую, нежели индекс S&P 500.

Минимальный рекомендуемый срок инвестиций зависит от конкретного фонда и ситуации на рынке. Рассматриваемые фонды могут принести инвестору значительную доходность (20, 30, 100 % годовых и более), однако могут повлечь и значительные потери.

Пример. Фонд Threadneedle European Smaller Companies Retail Net EUR Acc (рис. 7) инвестирует в акции малых компаний стран еврозоны (82 % капитала) и в акции малых компаний стран, не входящих в еврозону (18 %).

Как видите из графика цены пая этого фонда, она подвержена более сильным колебаниям, чем цены паев описанных выше фондов, так что приготовьтесь к беспокойной жизни, если вы собираетесь купить паи такого фонда.

Рис. 7. Изменение цены пая фонда Threadneedle European Smaller Companies Retail Net EUR Acc в период 1999–2009 гг.

Фонд этого класса я включил в портфель одного из наших героев. Как вы думаете, в чей? Догадаться нетрудно – в портфель самого агрессивного инвестора из рассматриваемой тройки.

Это не значит, что в портфелях умеренного и консервативного инвесторов не должно быть агрессивных фондов. Обязательно должны быть, но их доля должна быть значительно меньше, чем у агрессивного инвестора.

Этот вид фондов не является распространенным в России, однако таких фондов очень много за рубежом, особенно на рынке США. Они инвестируют средства пайщиков в объекты недвижимости – как правило, в рамках одной страны. Преимуществом является то, что за инвестициями стоят реальные объекты недвижимости – прибыль создается за счет сдачи их в аренду либо продажи. Колебания цен на паи этих фондов незначительны, поэтому вложенные средства практически в любой момент могут быть отозваны, что делает инвестиции ликвидными. Подобного невозможно достичь при прямых инвестициях в недвижимость.

В США такие фонды называются REITs – Real Estate Investment Trusts. Паи этих фондов очень ликвидны и торгуются на вторичном рынке, как и обычные акции (впрочем, паи прочих фондов точно так же торгуются на рынке через брокеров и являются в большинстве своем очень ликвидными).

Весьма значительное преимущество рассматриваемых фондов перед реальной покупкой недвижимости состоит в том, что они дают возможность инвестировать в недвижимость незначительные суммы (от 1000 долларов).

Инвесторы могут рассматривать описываемые фонды для осуществления как краткосрочных, так и долгосрочных инвестиций, при этом минимальный рекомендуемый срок инвестиций составляет 2–3 года. Указанные фонды приносят в среднем 6–7 % годовых, хотя во время написания данной книги (середина 2009 года) они приносили 7–15 % только в виде дивидендов, без учета роста их стоимости.

Эти фонды подходят всем категориям инвесторов. Должен добавить, что инвестирование в недвижимость (через фонды либо напрямую) – хорошая защита от инфляции. Если те значительные финансовые вливания, которые осуществили центральные банки всего мира в 2008 году, приведут к значительному росту инфляции, спастись от нее вам помогут фонды товарных активов – недвижимости, драгоценных металлов и сельскохозяйственных продуктов.

Для примера можно привести один из фондов недвижимости – Associated Estates Realty Corp (AEC) (рис. 8). Этот фонд занимается приобретением жилой недвижимости и управлением ею в США.

Рис. 8. Изменение цены пая фонда Associated Estates Realty Corp в период 2006–2009 гг. по сравнению с индексом S&P 500

Как вы можете видеть из данного графика, с 2007 года цена акций этой компании начала падать, в 2008 году выросла ненадолго, а с августа 2008 года до начала 2009 года провалилась на 60 %.

Я физически не смогу показать на страницах этой небольшой книги примеры всех имеющихся в мире фондов, их существует огромное множество, причем самых разных.

Если вы знаете какую-нибудь отрасль, в которую хотели бы инвестировать свои деньги, будьте уверены, что найдется фонд, покупающий акции компаний этой отрасли.

Вот, скажем, фонд Cowen Climate Change Inst A Acc. Дословно переводится как «фонд климатических изменений». Куда, как вы думаете, он вкладывает деньги? В акции компаний, которые получают основную выручку от реализации товаров или услуг, связанных с климат-контролем и экологическими проектами. Например, в состав фонда входит компания Vestas Wind Systems, которая занимается производством и реализацией оборудования, использующего энергию ветра, в том числе ветряных турбин.

Упоминание этого фонда ни в коей мере не значит, что я рекомендую его для покупки, – это лишь пример того, что среди фондов можно найти все что угодно.

Завершая данный раздел, я хотел бы показать несколько различий между российскими ПИФами и зарубежными взаимными фондами (mutual funds).

Различия российских ПИФов и зарубежных взаимных фондов

1. В отличие от ПИФов взаимные фонды выплачивают пайщикам дивиденды. Компании, чьи акции входят в фонд (ПИФ или взаимный), выплачивают дивиденды, которые поступают в управляющие компании (УК). Далее УК должны распределить их между пайщиками либо реинвестировать в паи того же фонда. В условиях деятельности всех российских ПИФов изначально указано, что дивиденды реинвестируются. Это значит, что у инвестора нет выбора – он не может получать дивиденды в виде денег на свой счет в банке. И то же самое касается купонного дохода по облигациям, если фонд, скажем, облигационный или смешанный.

Взаимные же фонды предлагают разные варианты использования дивидендов – их реинвестирование или же передачу инвестору. Это значит, что клиент имеет возможность выбирать фонд, который ему больше подходит именно по данному критерию. Нет необходимости, чтобы регулярно капали наличные? Тогда лучше приобрести паи взаимного фонда, реинвестирующего дивиденды в паи данного фонда. Если же вы хотите получать пассивный доход от своих инвестиций, нужно выбрать фонд, который выплачивает пайщикам дивиденды. Кстати, при разработке пенсионных портфелей для своих клиентов (портфелей, по которым клиенты хотят получать пассивный доход) нередко включают именно такие фонды.

К названию фонда обычно присовокупляется пояснение income fund (Inс), если он выплачивает дивиденды, и accumulation fund (Acc), если реинвестирует. Вот примеры: фонд Threadneedle European High Yield Bond Retail Gross EUR Acc реинвестирует деньги клиентов, а фонд Allianz RCM BRIC Stars A EUR Inc выплачивает дивиденды на счета своих пайщиков.

2. Паи взаимных фондов можно приобретать через интернет-брокеров. Большинство существующих за рубежом брокеров имеют договоры с основными управляющими компаниями на продажу их фондов. Таким образом, я как инвестор, желающий купить паи какого-либо фонда, не обязан ехать в офис управляющей компании, заключать там договор и потом переводить на ее счет деньги для покупки паев. Я просто могу дать поручение своему брокеру купить для меня паи того или иного фонда из средств, которые находятся на моем счете у брокера.

Стоит отметить, что на российской бирже тоже можно купить паи некоторых ПИФов, но их количество очень несущественно, чтобы говорить о таких покупках как о сложившейся практике. К тому же из-за незначительного объема предложения паев фондов цена покупки пая на бирже зачастую выше цены при покупке в офисе управляющей компании на 10–20 %.

3. В России не существует единого банка-депозитария. Как уже упоминалось, инвестор может пробрести взаимные фонды через интернет-брокера. Другой вид посредника – это банк-депозитарий. В развитых странах управляющие компании сами не контактируют с клиентами. Функцию обслуживания клиентов (client management) выполняют крупные банки-депозитарии, имеющие договоры с большим количеством УК. Инвестор может приобрести фонды разных компаний, обратившись в один банк-депозитарий. В России же это пока невозможно: чтобы купить паи «Уралсиба», нужно ехать в «Уралсиб», а затем, чтобы купить паи «Альфа-Капитала», – в «Альфу» (финансовые супермаркеты, продающие паи разных компаний, в России пока редкость).

Вот и все основные отличия. Они существуют лишь потому, что зарубежный рынок фондов имеет значительно более длительную историю развития, нежели очень молодой российский рынок. Скорее всего, эти отличия сотрутся в ближайшие годы.

Как вы могли увидеть, выбор на рынке фондов огромен. Мы перечислили лишь основные их виды, а есть еще и такие вариации, как детские фонды, фонды в комбинации со страховыми программами, индексные фонды и многие другие.

Кроме большого разнообразия видов фондов у каждого из них есть еще много разновидностей. К примеру, фонд облигаций может быть региональным, международным, специализирующимся только на надежных облигациях крупнейших эмитентов, облигациях повышенной степени риска или смешанным. И даже в одной отдельно взятой разновидности существуют сотни фондов, из которых найти наиболее подходящий для вас могут только профессионалы.

При обсуждении с Константином его портфеля и фондов, включенных в него, он сказал мне:

– Владимир, я хотел бы инвестировать часть денег в фонд Уоррена Баффета. Это возможно? Или у него закрытый фонд?

– У него нет фонда, которым он управляет, но есть компания Berkshire Hathaway, акции которой вы можете купить. Это практически то же, что и управляемый фонд. У нее есть акции двух классов – А и B. Стоимость одной акции класса А составляет 100 000 долларов. А стоимость более доступной акции класса В – приблизительно 3250 долларов. Графики их роста совершенно идентичны. Акции Баффета – хороший выбор. Они заменят индексный фонд акций, который я собирался включить в ваш портфель.

1.5. ETF (Exchange Traded Funds)

Почти все инвесторы испытывают больше боли и мучений от потерь, чем удовольствия от прибыли.

Я очень люблю ETFs – за простоту, доступность и невысокую цену. Пользуясь этим инструментом, вы можете быть кем угодно: пассивным инвестором, активным инвестором или спекулянтом.

Exchange Traded Funds (ETFs) – это ценные бумаги, свободно торгующиеся на биржах подобно акциям. В настоящее время в России нет устоявшегося наименования для этого нового класса ценных бумаг, и в разных источниках их называют то биржевыми фондами, то акциями фондов, торгующихся на бирже. Эти формальные переводы англоязычного термина все же неточно отражают суть данного инструмента. Фактически это новый вид ценных бумаг, который можно определить как депозитарный сертификат на портфель акций, поскольку владение этой ценной бумагой равнозначно владению портфелем акций. Портфель биржевого фонда привязывается к какому-либо индексу, отражающему динамику отдельного сектора или рынка в целом, или к определенному портфелю акций.

История ETF начинается с 1993 года с появлением нового инструмента, представляющего собой корзину акций индекса S&P 500, торгующуюся как единое целое. Спустя несколько лет эти фонды начали проникать на рынки других стран. Например, в Европе к 2006 году активы, находящиеся в ETF, превышали 50 млрд евро.

В настоящее время это самый дешевый, эффективный и надежный способ получения доходности, соответствующей выбранному портфелю ценных бумаг. Для частного инвестора ETFs представляют интерес из-за возможности долгосрочного вложения в какую-либо отрасль или в экономику целой страны при отсутствии рисков, с которыми всегда связаны вложения в конкретные предприятия.

Как это работает?

ETF создается аффилированными институциональными инвесторами путем внесения в депозитарий принадлежащих им крупных пакетов ценных бумаг. В обмен они получают эквивалентное число ETF, которые можно в зависимости от текущей конъюнктуры:

• обменять обратно на свои акции по чистой стоимости активов;

• продать на бирже.

В отличие от институциональных инвесторов частный инвестор может оперировать с ETF только на бирже.

В США ETF регистрируются Комиссией по ценным бумагам и биржам на основе регулирующего деятельность взаимных фондов Закона об инвестиционных компаниях 1940 г. (Investment Company Act of 1940) при соблюдении следующих условий:

• ETF запрещено называться взаимным фондом;

• аффилированные лица могут покупать ETF у фонда или продавать их фонду;

• для внешних инвесторов торговля ETF осуществляется только на бирже по рыночным ценам.

Комиссия США по ценным бумагам и биржам сняла ограничения по объемам инвестирования в ETF, налагаемые Законом об инвестиционных компаниях 1940 г., в соответствии с которым инвестиционным фондам запрещалось вкладывать в одну компанию более 5 % своих активов. Аналогичное решение в 2002 г. принял и Европейский центральный банк. Таким образом, и Комиссия США по ценным бумагам и биржам, и Европейский центральный банк признали, что инвестиции в ETF существенно отличаются от инвестиций в обычные взаимные фонды.

ETF – мощные инвестиционные и спекулятивные инструменты, отслеживающие сектора экономики, фондовые индексы стран, товарные группы и многое другое. Покупая и продавая ETF, инвесторы фактически покупают и продают целые портфели акций, следовательно, покупка ETF равнозначна покупке индекса, лежащего в основе соответствующей ценной бумаги. ETF удачно сочетают возможности диверсифицированного портфеля, что характерно для взаимных фондов, с торговой гибкостью, присущей работе с обычными акциями компаний-эмитентов. С ETF можно осуществлять «короткие» продажи и опционные сделки, маржинальную торговлю и внутридневной трейдинг. Для них доступны те же приказы, что и для обычных акций.

Для ETF действуют те же комиссионные и маржинальные требования, что и для акций.

Зачем ограничивать себя в выборе инвестиционных инструментов, если вы можете инвестировать во все понемногу (в пределах здравого смысла, конечно)?

Однажды теплым апрельским утром, когда я уже добрался до своего офиса и включил компьютер, зазвонил мой мобильный. На экране высветилось имя «Станислав». Это не герой из нашей тройки и не мой клиент, а просто мой хороший знакомый. Год назад Станислав открыл счет у американского брокера, перевел туда деньги и полностью был готов осуществить свои инвестиции. К моменту открытия счета он уже знал об акциях, о фондах и об ETFs.

Станислав спросил, в офисе ли я, и сказал, что сейчас приедет. В голосе его слышалось волнение.

– Помоги мне! – закричал он, едва войдя в мой кабинет.

Признаться, я слегка испугался.

– Я просидел сегодня до трех часов ночи, пытаясь выбрать для себя фонды, в которые стоило бы инвестировать. Но их так много! А эти ETFs – это вообще такая зараза. Когда я увидел, что, купив ETF, можно инвестировать во что угодно, даже играть на валютном рынке, я полностью потерял ориентиры. Я не знаю, что купить. Я хочу все! Акции США и Европы, облигации развивающихся стран, золото, зерно, китайский юань, «водяные фонды»![6] И все это я могу купить, потому что цены ETFs небольшие, – но я не хочу иметь в портфеле 50 фондов! Что мне делать?!

Я облегченно вздохнул и попросил Станислава показать мне, что он для себя выбрал, и он дал мне распечатанный список ETFs, которые он хотел бы приобрести; их действительно оказалось довольно много.

– Станислав, ты не волнуйся так – с этой проблемой сталкиваются практически все, кто начинает работать на фондовом рынке. Можно купить на рынке 10 000 различных акций, тысячи фондов. Естественно, что хочется купить очень многие из них. Точно так же и я начинал – я куражился на рынке и покупал то, что знал и что мне нравилось. Например, одними из первых я приобрел акции Playboy и с гордостью говорил своим друзьям, что являюсь акционером «Плейбоя»… Я покупал все понемногу, покупал то, что было на слуху: Coca-Cola, Philip Morris, Caterpillar и т. д. Только через год я начал подходить к выбору акций более осознанно, оценивая их фундаментальные показатели. Сейчас тебе нужно составить простой сбалансированный портфель, включив в него не более 10 фондов (ETFs).

На том и порешили. Мы сели у компьютера и, исходя из суммы, которая была у Станислава на брокерском счете, выбрали для него семь фондов, получив таким образом прекрасный сбалансированный портфель.

Действительно, ETFs дают такую возможность – диверсифицировать ваши инвестиции в широкий спектр инструментов. Если раньше вам требовалось самому иметь доступ к фьючерсам и валютному рынку, то сейчас вы можете иметь доступ к тем же опциям через брокера.

Вот как вы можете инвестировать во все.

Используйте рост стоимости товарных активов

Вы считаете, что золото и нефть будут продолжать расти в цене? Покупайте ETF!

Существует множество ETFs, которые позволяют инвестировать в товарные активы. Предположим, вы услышали, что весенняя посевная кампания задержалась (что приведет к росту цен на агропродукты). В этом случае вы можете купить фонд PowerShares DB Agriculture Fund.

Фактически вы можете создать портфель, состоящий из таких товарных активов, включив в него фонд сельхозпродуктов (PowerShares DB Agriculture Fund), фонд металлов (PowerShares DB Base Metals Fund) и фонд золота (SPDR Gold Trust). Важно отметить, что эти фонды (золота, сельхозпродуктов и т. д.) защитят ваш портфель от инфляции независимо от того, какова валюта фонда.

Взгляните на график изменения цены на ETF SPDR Gold Trust, который фактически копирует движение цен на золотые слитки (рис. 9).

Вспомним ситуацию, которая сложилась в конце 2008 – начале 2009 года в России. В этот период рубль потерял значительную часть своей стоимости и упал с 24 до 36 рублей за один доллар США – на 50 %. Именно столько потеряли те, кто держал свои деньги на рублевых депозитах и в ПИФах.

Рис. 9. Изменение цены пая фонда SPDR Gold Trust в период 2005–2009 гг.

Среди этих инструментов есть еще один, который называется ОМС – обезличенные металлические счета. Положив деньги на такой счет, вы как будто бы покупаете какой-либо драгоценный металл (золото, серебро, платину) и получаете доход (или убыток) от изменения цены на него.

Очевидно, что в указанный выше период цена на золото в рублях значительно выросла, так как она котируется в долларах и с укреплением доллара на 50 % тоже скакнула вверх.

Таким образом, владельцы ОМС не пострадали от девальвации рубля.

Вас волнует дефицит торгового баланса США с Китаем? Вы думаете, что экономика Индии восстановится быстрее, чем экономика США или Европы? Никаких проблем – покупайте ETFs.

Вы можете выбрать ETF китайского юаня, индийской рупии, евро, а если вы планируете поездку в ЮАР или Новую Зеландию, можете купить ETF южноафриканского рэнда (South African Rand) или новозеландского доллара (New Zealand Dollar). Фонды, лежащие в основе этих ценных бумаг, инвестируют в инструменты денежного рынка таким образом, что изменение их цены следует за изменением курсов валют.

Покупка облигаций без проблем

Вы когда-нибудь пробовали купить облигации через брокера? Это не очень просто. Вы должны знать срок до погашения облигаций, их кредитный рейтинг. Кроме того, комиссии при покупке облигаций гораздо выше, чем при покупке акций.

В качестве альтернативы вы можете купить индексный фонд облигаций. Есть огромное количество соответствующих ETFs; например, фонд краткосрочных казначейских облигаций США – PIMCO 1–3 Year U.S. Treasury Index Fund – или более агрессивный фонд высокодоходных корпоративных облигаций iShares iBoxx $ High Yield Corporate Bond Fund (этот фонд входит в список рекомендуемых мною на дату написания книги).

Есть также фонд муниципальных облигаций PowerShares Insured California Municipal Bond Portfolio Fund и фонд глобальных облигаций JPMorgan USD Emerging Markets Bond Fund.

Кто сказал, что покупать или продавать недвижимость сложно? Все, что вам нужно сделать, – это приобрести два ETF: SPDR Dow Jones REIT и SPDR Dow Jones International Real Estate – и вы станете владельцем недвижимости в большем числе стран, нежели Дональд Трамп.

Конечно, так как основное при покупке недвижимости – ее расположение, вы можете выбрать разные географические зоны. ETF FTSE EPRA/NAREIT Developed Asia Index Fund, например, позволяет вам стать владельцем недвижимости в развитых азиатских странах. А ETF iShares FTSE EPRA/NAREIT North America предоставит вам все преимущества владения недвижимостью в Северной Америке.

В заключение хочу добавить, что мы включаем ETFs в портфели всех наших клиентов, которые имеют для этого технические возможности (счет у брокера, или в зарубежном банке, или в зарубежной страховой компании).

Если вы долгосрочный инвестор, вы должны благодарно принимать высокую волатильность, ведь пятилетний доход в 25 % в год лучше, чем стабильные 10 %. Но при этом вы должны стойко переносить волатильность и не паниковать при неизбежном наступлении плохого года.

Мы обсуждали с Александром инвестиционный портфель в его офисе.

Александр высказал свою заинтересованность в инвестировании в хедж-фонды и предложил вложить в них 50 % своего капитала: по его мнению, их высокая доходность перевешивает риски.

Я возразил, что иногда хедж-фонды действительно показывают очень высокую доходность, но, как и другие инструменты, могут ничего не показать. А если выбрать очень рисковый фонд в надежде на доход в 500 % годовых, вероятность потери капитала становится очень высокой. Александр задумался и попросил меня рассказать о хедж-фондах более подробно.

В последние несколько лет о хедж-фондах говорят очень много из-за уменьшения доходности традиционных финансовых инструментов – взаимных фондов.

Инвестирование в хедж-фонд может давать доход как в периоды роста фондового рынка, так и в периоды его падения.

Однако не все хедж-фонды, которые так себя называют, действительно таковыми являются: очень многие из них – обычные взаимные фонды (ПИФы), инвестирующие средства клиентов в рискованные ценные бумаги.

Что такое хедж-фонд?

С английского hedge переводится как «ограждение, защита». И, судя по названию, эти фонды должны были бы выполнять роль управляющего рисками с помощью хеджирования. Но это не соответствует действительности. По большей части название не определяет круга операций, которые управляющие хедж-фондов совершают на рынке. Выполнение на рынке действий, подпадающих под понятие хеджирования, является всего лишь дополнительным элементом управления активами, хотя это условие обязательно для всех финансовых институтов в современных условиях рынка.

В американском понимании хедж-фонд – это обычно частное инвестиционное партнерство, инвестирующее главным образом в публично торгуемые бумаги или производные финансовые инструменты. Однако некоторые фонды не ограничивают этим свою деятельность и работают также на других рынках, например товарных. В принципе, сегмент рынка, вокруг которого сконцентрированы интересы этих финансовых институтов, полностью определяется их целями.

Поскольку хедж-фонд является частным инвестиционным партнерством, американская Комиссия по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission, SEC) ограничивает число инвесторов, которые могут войти в него, – их может быть не более 99, при этом по меньшей мере 65 из них должны иметь статус аккредитованных. Статус аккредитованного инвестора определяется чистой стоимостью его долевого вклада, который имеет определенную планку. Уровень ее может быть очень высок – от 1 миллиона долларов и выше. С учетом того, что подобные инвестиции относятся к разряду рискованных, от аккредитованного инвестора могут потребовать еще доказать право распоряжаться такой суммой без ущерба для семейного бюджета, иными словами, дать необходимые уверения в том, что этот миллион не является последним.

Офшорные хедж-фонды – это обычно взаимные фонды (mutual funds), являющиеся резидентами льготных налоговых зон, таких как Бермудские острова. Им доступны те же технологии инвестирования, что и хедж-фондам, вот почему в этом ракурсе они являются родственными. Однако между ними существуют некоторые различия, которые не всегда легко просматриваются. В основном дело касается структуры распределения доходов от операций, принципов входа и выхода из партнерства, а также информационной прозрачности результатов функционирования бизнеса.

Традиционно в инвестировании единственным безрисковым инструментом считаются краткосрочные облигации казначейства США. Все остальные инвестиции на деле оказываются рисковыми, причем риски эти распространяются как на доход, так и на основную сумму инвестиции. Если вы хотите инвестировать без риска, то вы в лучшем случае будете лишь немного обгонять инфляцию. Лучшая инвестиция – та, которая при допустимом для вас риске дает наибольшую доходность.

Миф о чрезмерной подверженности рискам и спекулятивности хедж-фондов в значительной степени основан на их первом периоде развития, который можно считать закончившимся с крахом фонда Long-Term Capital Management (LTCM), основанного в 1993 году. Тем не менее даже этот скандал, потрясший весь финансовый мир, только замедлил, но не снизил приток средств в хедж-фонды. С тех пор хедж-фонды сильно изменились.

Крах хедж-фонда LTCM в 1998 году стал ошеломляющим событием. Большинство партнеров LTCM были докторами наук в области финансов, получившими свои ученые степени в Массачусетском технологическом институте (знаменитый MIT). Двое из партнеров: Роберт Мертон и Майрон Шоулз – в 1997 году стали лауреатами Нобелевской премии за исследования, которые легли в основу техники страхования финансовых рисков. Фонд LTCM включал также группу трейдеров со значительным опытом работы на рынках, а лидером этой «команды мечты» был Джон Мериуэзер – трейдер с выдающейся репутацией. Однако всего за несколько месяцев 1998 года фонд потерял более 4 миллиардов долларов, и LTCM был обвинен в создании серьезной угрозы для безопасности мировой финансовой системы.

Сегодня в хедж-фонды из традиционных инструментов переливаются огромные средства. Многие консервативные институциональные инвесторы (в том числе и пенсионные фонды) все больше своих активов переводят в фонды альтернативных инвестиционных стратегий. Кстати, чрезмерный приток средств в 2004 году сильно подкосил доходность хедж-фондов. Дело в том, что многие стратегии, применяемые хедж-фондами, не масштабируемы: то, чего удается достичь с миллионом, уже не работает с миллиардом.

Хедж-фонды хороши тем, что ориентируются на абсолютную, а не относительную доходность – то есть могут получать доход в условиях как роста, так и падения рынка. Традиционные же фонды в условиях падающего рынка в лучшем случае пытаются падать не так быстро, как рынок.

Идейная основа всех хедж-фондов – неэффективность рынка, поэтому ограниченная отчетность и непрозрачность хедж-фондов, которыми пугают инвесторов, – это на самом деле факторы их успеха. Следует заметить, что термин «хедж-фонды» очень общий и включает в себя множество непохожих инвестиционных стратегий, которые имеют очень разные степени риска и по-разному ведут себя в различных рыночных условиях. Это позволяет объединять стратегии с малой или отрицательной корреляцией в одном фонде, применяющем множество различных стратегий. По сравнению с опорой на какие-то отдельные стратегии такой подход дает в общем гораздо лучшие соотношения риска и доходности. Примерно в середине 1990-х годов появились так называемые гарантированные хедж-фонды. Первоначально гарантировалась только основная сумма инвестиции, затем стали появляться опции небольшого гарантированного дохода и фиксации прибыли (перевода части прибыли в гарантированную сумму).

Приведу примеры некоторых хедж-фондов.

Один из них – Man AHL Diversified Futures (рис. 10).

Рис. 10. Изменение цены пая хедж-фонда Man AHL Diversified Futures за период с 26.03.1996 г. по 31.08.2008 г. (в логарифмической шкале) по сравнению с общемировой (world) ценой на акции (stocks) и облигации (bonds)

Этот фонд с 1996 года растет в среднем на 17 % в год. При этом у него не было ни одного минусового года, несмотря на то что в 2000–2002 годах фондовые рынки переживали глубокий кризис.

А вот хедж-фонд с невысокой доходностью и очень низкой волатильностью – Thames River Longstone (рис. 11). Он предназначен для более консервативных инвесторов, которые хотели бы видеть рост в виде почти прямой – без значительных ценовых колебаний.

Рис. 11. Изменение цены пая хедж-фонда Thames River Longstone за период с 25.08.2008 г. по 25.08.2009 г. по сравнению с индексом MSCI World, рассчитываемым исходя из 1500 общемировых акций

Как видите, кривая роста (это скорее не кривая, а прямая – как доходность банковского депозита) очень плавная. Волатильность этого фонда меньше 1 %! (Для сравнения: волатильность самого консервативного инструмента – государственных казначейских обязательств США – колеблется на уровне 3–4 %.)

Как и в какой хедж-фонд инвестировать?

Хедж-фонды действительно развили массу новых стратегий, и многие из этих стратегий являются нерисковыми.

Отдельно взятый хедж-фонд с единственной стратегией инвестирования – инвестиция весьма рискованная, но хедж-фонды со множеством стратегий и несколькими менеджерами, а также фонды хедж-фондов и индексные хедж-фонды в нынешних рыночных условиях дают лучшее (по сравнению с традиционными фондами) соотношение доходности и риска.

В частности, здесь я хочу сказать несколько слов о хедж-фондах, инвестирование в которые не несет с собой риска, поскольку сохранность основного капитала инвестора гарантируется финансовым институтом с высоким рейтингом надежности (АА или А). Это упомянутые выше фонды фондов, то есть хедж-фонд инвестирует средства клиентов в другие хедж-фонды, которые, в свою очередь, работают по самым разным стратегиям, и именно поэтому риски диверсифицируются.

При том что риски отсутствуют, такие хедж-фонды зарабатывают от 10 до 15 % годовых, что очень привлекательно, учитывая гарантию сохранения капитала.

Минимальные суммы инвестирования – от 50 000 евро (или долларов). Сроки инвестирования (с условием получения гарантии сохранности капитала) – от 6 до 10 лет.

Данные хедж-фонды действительно не являются рисковым инвестированием и очень привлекательны для инвесторов. Именно такие фонды я рассматриваю в качестве консервативных, но в то же время потенциально высокодоходных финансовых инструментов.

Константин вскинул брови и удивленно посмотрел на меня:

– Владимир, вы предлагаете мне инвестировать часть капитала в хедж-фонды? Я слышал кое-что о них. Мне говорили, что это очень рискованное инвестирование с возможностью потери всех денег. А мне не двадцать лет, чтобы рисковать своим капиталом.

– Константин, вы помните мультфильм про Винни-Пуха? – спросил я. – Однажды Винни пришел к норе Кролика и стал его звать. «Кто там?» – спросил Кролик. «Я», – сказал Винни-Пух. «Что значит “я”? “Я” бывают разные!» – философски отвечал ему Кролик.

Точно так же и хедж-фонды бывают разные. Есть очень агрессивные, которые могут заработать 100, 200 и даже 1000 % в год. Но и шансы потерять все свои деньги в таком фонде очень велики. Есть менее агрессивные: там вы заработаете всего 8–15 % в год, зато риск потери капитала невелик. А есть и такие, где риск не больше, чем при инвестировании в такие крупные банки, как Deutsche Bank или ABN AMRO. Клиенты таких фондов получают гарантии возврата 100 % капитала через определенный срок (6–10 лет). Это так называемые фонды с гарантией на капитал (capital protected).

Помимо отличий по рискам хедж-фонды отличаются еще и тем, что они делают с прибылью, полученной клиентом. Нет, не так выразился… Стоимость купленного вами пая хедж-фонда в идеале должна расти (во всяком случае, все инвесторы на это надеются). Таким образом, растет и инвестируемая вами сумма. Однако некоторые фонды предлагают своим клиентам регулярно выплачивать им часть инвестированной суммы. Это – именно то, что вам нужно: получение пассивного дохода, а не его реинвестирование.

Один из хедж-фондов, которые я включил в ваш портфель, производит регулярные квартальные выплаты своим клиентам в размере 8 % годовых, т. е. 2 % в квартал. Эти выплаты осуществляются независимо от того, растет ли в цене пай фонда или падает.

Константин задумался: эта информация была для него абсолютно новой.

– Будет ли у меня гарантия сохранности моего капитала при таком инвестировании?

– Нет, – ответил я. – Гарантии возврата вашего капитала нет. Однако фонд имеет очень хорошую историю и не является агрессивным. Поэтому я и включил его в ваш портфель.

1.7. Драгоценные металлы. Вы думаете, это скучно?

Я храню 550 тысяч долларов в золотых монетах в сейфе в крупном нью-йоркском банке, но меня терзают опасения. Серьезный террористический удар может повредить источники энергии, и я не смогу войти в хранилище, чтобы забрать свое золото. Кроме того, эти крупные банки – настоящие шлюхи! Потом, даже если я смогу войти в хранилище, при том хаосе и мародерстве, которые будут царить на улице, найдутся головорезы, которые тут же отберут у меня мое золото. Так что лучший страховой актив – армейская винтовка и консервы или, возможно, дом в Новой Зеландии.

(Бартон Биггс. Вышел хеджер из тумана)

Если вы полагаете, что инвестировать в драгоценные металлы скучно, взгляните на графики изменения цены на золото (рис. 12) и серебро (рис. 13) за последние 35 лет (на серебро – только за 25 лет, с 1985 г.). Цена на золото колебалась от 70 долларов во второй половине 1970-х годов до 750 долларов в 1980 году. После этого цена упала и в течение 27 лет (!) не могла достигнуть того же уровня. Лишь в 2007 году она достигла отметки 750 долларов и продолжила рост до 1000 долларов за унцию.

Рис. 12. Изменение цены на золото в период 1975–2009 гг.

Рис. 13. Изменение цены на серебро в период 1985–2009 гг.

Конечно, были довольно длительные периоды, когда цены на золото и серебро практически не менялись (с 1990 по 2002 г.), и это казалось очень скучным. Однако любые кризисы (политические, экономические) являются очень сильным катализатором и вызывают рост цен на все драгоценные металлы – с ними легче переносить мировые катаклизмы.

Драгоценные металлы – это инвестиционный инструмент? Или же просто инструмент для защиты капитала?

Каждый считает по-своему, но на мой взгляд, драгоценные металлы (и золото в частности) – это такой актив, который дает уверенность в том, что даже в худшие времена вы не останетесь без кусочка хлеба с маслом. Я сейчас имею в виду именно физическое золото (слитки, монеты), а не золото на счетах.

О значении золота очень хорошо написал Бартон Биггс, цитату из книги которого я привел в начале этой главы. Он рассказал в ней о том, что о спасительной роли золота лучше всего знают евреи.

Евреев на протяжении многих лет неоднократно преследовали и изгоняли. Беженцу невозможно забрать с собой дом и бессмысленно увозить ценные бумаги (если только они не выпущены эмитентом другой страны), но всегда можно захватить с собой золото в любом виде. И оно всегда помогало начать жизнь на новом месте. Именно поэтому евреи из поколения в поколение создают собственные золотые запасы.

Такой же горький опыт получили русские в 1917 году: те, у кого было золото, смогли уехать и начать жить на новом месте. Тем, у кого золота не было, пришлось гораздо тяжелее.

Ту же роль физическое золото играет и сегодня – я думаю, что у каждого человека какая-то небольшая часть средств должна храниться в драгоценных металлах в банковской ячейке – независимо от того, кризис за окном или расцвет экономики.

Да, покупка и хранение физического золота влекут за собой дополнительные расходы: налог на покупку слитков (я говорю сейчас о российском законодательстве), аренда банковской ячейки или сейфа, страхование. При этом владелец драгоценных металлов наверняка потеряет значительную часть стоимости при их продаже. Однако еще раз повторю: этот актив при всех его издержках нужен для того, чтобы спасти его владельца от самых больших неприятностей. В данном случае цель покупки физического золота (и других драгоценных металлов) – не инвестирование.

«Памятные монеты относятся к предметам роскоши. Они ценятся за высокий уровень художественного оформления, интересную тематику. Эти монеты, обладая качеством чеканки «пруф», имеют совершенно ровную зеркальную поверхность и заключены в прозрачную пластиковую капсулу.

Приобретая памятные монеты, важно знать основные правила хранения и обращения с ними. Монеты категорически нельзя трогать руками, при прикосновении на зеркальной поверхности монеты легко остаются отпечатки пальцев. При попытке стереть их можно повредить монету, оставив царапины. Поэтому капсулы с монетами не следует вскрывать, от контакта с воздухом драгоценный металл быстрее покрывается патиной (тонким слоем окислившегося металла)» – цитата с сайта Сбербанка России.

Один из моих клиентов, придя на консультацию, с ходу задал вопрос:

– Вы можете помочь мне в приобретении золотых слитков за рубежом?

У меня возникло подозрение, что этот человек собирается таким образом «отмыть» нечестно заработанные деньги, но Михаил (так представился клиент) как будто прочел мои мысли:

– Сейчас мои деньги находятся в банке на депозитном счете и на ОМС.[7] Это совершенно легальные доходы от моего бизнеса, поэтому можете не волноваться – я не собираюсь ничего отмывать. Но я бы хотел не держать свои деньги на металлическом счете, а иметь именно физическое золото в слитках.

Мы продолжили беседу, и я понял, что Михаил много знает о золоте, об истории колебания цен на золото и о тех расходах, которые влечет за собой владение физическим золотом (плата за хранение, страхование и т. п.). Но он был готов нести эти расходы.

На момент нашей беседы на его счете ОМС находилось 30 кг золота.

Далее мы поговорили о диверсификации инвестиций: нельзя все деньги держать в одном активе. Михаил безусловно согласился с этим и сказал, что в золото инвестирован не весь его капитал и вторым шагом после приобретения реальных 30 кг золота будет инвестирование в другие инструменты, которые я ему порекомендую. При этом Михаил сказал, что он очень консервативный инвестор и его интересуют только те инструменты или такой портфель, которые давали бы небольшую доходность, но при этом не уходили в минус.

Технология приобретения золотых слитков несложна – нужно просто открыть счет в банке (в России или за рубежом), дать поручение банку купить золотые слитки и держать их в банковском хранилище. Однако в России такая покупка сопряжена с дополнительными расходами: с покупателя берут НДС, поэтому Михаил решил купить и держать золото в банке за рубежом.

Не хотите ли и вы купить 30 кг золота? Оправданно ли такое инвестирование? Возможно, что Михаил все сделал верно (он, кстати, уже получил неплохой доход от роста цен на золото, который продолжается с 2001 года). Однако при этом он не собирается продавать его, зная, что цена может и упасть и что золото не является консервативным инструментом.

Помимо спасительной функции, когда золото приобретается навсегда, драгоценные металлы могут выполнять свою функцию защиты на время кризиса. Если вас волнует ситуация на фондовом рынке (а это значит, что вас волнует состояние мировой экономики), вам следует подумать о некоторых изложенных ниже фактах.

За период с 2000 года цена на золото выросла с 300 до 1000 долларов за тройскую унцию (рис. 14). Причиной роста цены стала нестабильность в мире – войны, теракты и т. д.

Что же будет с ценами на драгоценные металлы далее?

Понятия не имею!

Рис. 14. Изменение цены на золото в период 1999–2009 гг.

Самое сложное при инвестировании в драгоценные металлы, и в золото в частности, – это то, что невозможно фундаментально оценить их стоимость. На момент написания этой книги (декабрь 2009 года) цена тройской унции золота находится на уровне 1100 долларов. Много это или мало? Кто знает. Оценить это невозможно, к сожалению.

Тем не менее сторонники инвестирования в драгоценные металлы говорят, что драгоценные металлы – это лучшая защита в смутные времена. И с этим действительно трудно не согласиться. Вот доводы в пользу инвестиций части капитала в золото и иные драгоценные металлы.

1. Драгоценные металлы, и золото в частности, – это страховка вашего инвестиционного портфеля от экономической и геополитической нестабильности. При нестабильности дешевеют ценные бумаги и недвижимость и инвесторы начинают покупать драгоценные металлы, чтобы застраховаться.

2. Драгоценные металлы показали в 1970-х годах лучшие результаты, нежели финансовые активы. Сравнивая сегодняшнюю ситуацию с ситуацией в 1970 году, можно предположить, что то же самое повторится и в ближайшие годы.

3. Учитывая, что денежная масса в США и других развитых странах значительно увеличилась в 2008 году за счет выброса на рынок денежных средств, неизбежен рост инфляции. В такой ситуации драгоценные металлы, и золото в частности, являются страховкой от инфляции. Кстати, те, кто в 2008 году держал свои средства в рублях на ОМС, смогли защитить их (свои средства) от значительной девальвации рубля в конце 2008 – начале 2009 года.

4. Драгоценные металлы не коррелируют с другими активами (акциями, недвижимостью), и, таким образом, их наличие в вашем портфеле позволяет сохранить стоимость вашего капитала даже в периоды падения фондового рынка.

Я не сторонник инвестирования в драгоценные металлы, поскольку, как уже говорилось выше, невозможно оценить стоимость того же золота, используя фундаментальный анализ. Тем не менее я рекомендую своим клиентам включить в свои портфели «золотые» активы: (ОМС, слитки из драгоценных металлов, фонды, инвестирующие деньги пайщиков в компании, добывающие драгоценные металлы). При этом я считаю, что лучше инвестировать в фонды, чем покупать физическое золото (о причинах моего такого мнения я также говорил выше).

И здесь я снова возвращаюсь к столь любимым мною ETFs. Это ликвидная инвестиция, которая полностью следует за движением цены на золото. Самый популярный фонд такого класса – SPDR Gold Trust (о нем я уже говорил выше).

Еще одним примером может служить фонд Aliquot Gold Bullion. Это очень интересный фонд для тех, кто предпочитает золото в слитках, потому что он покупает на деньги пайщиков золотые слитки, которые хранятся в банке-депозитарии HSBC Bank USA в Лондоне. Это значит, что ваша инвестиция в данный фонд будет в точности отражать изменение цены на золото.

А как же относятся к инвестированию в драгоценные металлы наши герои? Что я рекомендовал каждому из них?

Начну с того, что я всем рекомендую держать 10–15 % капитала в товарных активах (золото, пшеница), то же самое я сказал и Александру.

Его реакция была предсказуемой:

– Что-то мне не нравится этот рынок. По-моему, он очень консервативный. А мне нужна динамика.

– У вас, Александр, помимо 15 %, инвестированных в золото и пшеницу, останутся 85 % для других инструментов, – возразил я. – Поверьте, адреналина у вас будет предостаточно. Время сейчас беспокойное, и сегодня даже золото, пшеницу и другие похожие активы я не рискну назвать консервативными.

– Что ж, посмотрим, – согласился Александр.

Ульяна против фонда драгоценных металлов ничего не имела, поэтому в ее портфель был включен фонд, инвестирующий деньги не в одно только золото, а в три самых популярных металла – золото, палладий и платину – в равных долях.

С Константином принять решение было посложнее. С одной стороны, в портфель нужно включить товарный фонд для защиты от инфляции; с другой – такой фонд не выплачивает дивидендов и не годится для получения пассивного дохода. Константин, как и Ульяна, положился на мое мнение, поэтому я включил в его портфель ликвидный ETF SPDR Gold Trust. Все-таки время действительно неспокойное, и нужно быть готовым ко всяким катаклизмам.

Постарайтесь получить то, что вы хотите, или же вы будете вынуждены захотеть то, что получили.

Не думаю, что стоит много говорить о недвижимости, – уверен, что у многих из вас есть богатый опыт инвестирования в этот актив. Тем не менее я решил сказать несколько слов о нем.

Недвижимость всегда считалась одним из наиболее привлекательных инструментов для инвестирования: цена на недвижимость исторически постоянно растет. Правда, любой сильный рост впоследствии ведет к падению.

Ярким примером бурного роста и последующего за ним не менее бурного обвала является рынок недвижимости Японии. По шутливому подсчету, произведенному на пике роста недвижимости (в 1989 году) японской газетой «Иомиури», если бы продать в тот момент в розницу территорию Японии, то вырученной суммы хватило бы, чтобы скупить целиком всю землю в США, причем примерно половина денег еще осталась бы. И это несмотря на то, что США по площади в 25 раз превышают Японский архипелаг. В некоторых кварталах столичного района Синдзюку цены на землю возросли за три года (1985–1988 гг.) в 10 раз. Однако начиная с 1989 года и по сегодняшний день цены на недвижимость в Японии только падают.

Пример Японии, где недвижимость падает в цене уже 20 лет, говорит о том, что все может случиться, поэтому «никогда не говори “никогда”».

В России недвижимость дешевеет начиная с осени 2008 года. В некоторых странах бывшего СССР падение составило более 50 %. В странах Балтии – 80 %.

С какими целями люди покупают недвижимость? С самыми разнообразными:

• для собственного проживания;

• для сдачи в аренду;

• для обеспечения будущего своих детей, когда те станут взрослыми;

• для инвестирования – в надежде, что недвижимость поднимется в цене.

Если вы хотите приобрести квартиру (дом) для собственного жилья, не стоит обращать внимание на рыночную цену и ждать, когда цена упадет еще больше, – вы можете прождать очень долго и упустить хорошие возможности.

При приобретении с целью инвестирования вам необходимо уметь оценивать этот рынок, иначе инвестиция может оказаться неэффективной.

Как узнать – переоценена недвижимость или недооценена? Давайте поймем, почему происходят рост и падение цен на недвижимость на установившихся, развитых рынках.

К 2003 году процентные ставки в США и Европе упали до очень низких уровней. В США, к примеру, ставка ФРС составляла в 2003 году 1 % годовых (сегодня, в конце 2009 года, она еще ниже – 0,25 %). Соответственно, упали ставки и на банковские кредиты. Процентная ставка на ипотечный кредит в США в 2003 году также достигла минимальной отметки – менее 5 % годовых. Безусловно, подобные ставки стимулируют население к получению кредитов и покупке (или строительству) домов и квартир. Именно увеличение спроса явилось причиной того, что с 2000 года цены на недвижимость росли.

Но после длительного падения ставок по кредитам начинается обратное движение – в сторону их повышения. Что тогда происходит с рынком недвижимости? Обратное движение или, как минимум, фиксация цен на текущем уровне. Так и случилось в США в 2006–2007 гг.: из-за увеличения стоимости банковских кредитов спрос на недвижимость упал, а некоторые ипотечные компании даже обанкротились. Ну а далее вы знаете, что произошло – глобальный экономический кризис, который начался именно с ипотечного кризиса в США. Выросшие процентные ставки стали причиной массовых невозвратов ипотечных кредитов, и банки оказались в очень трудном финансовом положении.[8]

Произойдет ли то же самое в России? Первая часть этого спектакля уже происходит: цены на недвижимость весь 2009 год падали. Нам сложно оценить, на сколько они упали, так как в отличие от зарубежной статистики, которая оценивает изменение цены на недвижимость по реально заключенным сделкам, в России статистика использует те цены, которые выставляют продавцы. Но это цены начальные, а далее идет торг (причем сейчас он идет очень успешно для покупателей). На мой взгляд, до дна нам еще довольно далеко.

Еще один нюанс. К любому виду инвестирования следует подходить с точки зрения эффективности вложения средств. Сравните доход, получаемый от сдачи недвижимости в аренду, с уровнем банковских депозитов.

Нельзя забывать и о примере Японии, где, по данным Википедии, «самые высокие цены на коммерческую недвижимость были в 1989 году в Токио в районе Гинза (Ginza) – чуть выше 1 миллиона долларов за квадратный метр. В других районах цены были немного ниже. К 2004 году коммерческая недвижимость класса А в финансовых районах Токио стоила в 100 раз ниже, чем на пике стоимости, а жилая недвижимость – в 10 ниже. Тем не менее эта недвижимость остается самой дорогой в мире».[9]

Конечно, пузырь на рынке недвижимости США и России несравним с японским пузырем, но здесь важен принцип – все случается, в том числе и падение цен на недвижимость в течение 20 лет (!): семнадцать лет падения цен на недвижимость, затем незначительное движение вверх вместе со всем миром в 2006 году, и потом снова падение в 2008-м. Самый терпеливый инвестор вряд ли смог бы столько ждать. Вы только взгляните на рис. 15 – и поймете, что к вопросу инвестирования следует относиться со всей возможной ответственностью и никогда не инвестировать свой капитал в один актив, даже если он кажется вам очень привлекательным и вы думаете, что он ни при каких условиях не упадет в цене.

Рис. 15. График изменения цен на коммерческую (commercial) и жилую (residential) недвижимость в Японии в период 1955–2004 гг.

Можно, конечно, рассчитывать на рост цен на недвижимость, но может произойти и обратное – еще большее их снижение. Это рынок. Помимо низкой доходности присутствует вечная головная боль с квартиросъемщиками: если они затопят стояк, то все ваши доходы от сдачи пойдут на ремонты соседям, поскольку, как правило, квартиросъемщики и владелец квартиры не связаны жесткими договорными обязательствами.

На одном из заседаний нашего клуба инвесторов при обсуждении вопроса приобретения рентной недвижимости один из наших клиентов сказал следующее:

– Знаете, я сдаю в аренду несколько квартир, и иногда возникают довольно неприятные ситуации. Один из моих квартирантов испортил мне стены, и когда я попросил его оплатить ремонт, он ответил, что квартира изначально была такой. Я понимаю, что все это нужно оговаривать в договоре, но все оговорить просто невозможно. Поэтому лично я не собираюсь больше приобретать недвижимость и сдавать ее в аренду: слишком много проблем.

В связи с этим я рекомендую вам взглянуть на такие способы инвестирования в недвижимость, которые не потребуют вашего времени и нервов, а будут лишь приносить доход.

Апарт-отели. Апарт-отель, или кондоминиум-отель (кондо-отель), – это гостиница категории 4 или 5 звезд, представляющая собой одно или несколько зданий (зачастую это многоэтажная башня-небоскреб). Как правило, на первых этажах размещены холл со стойкой администрации, рестораны, СПА– и фитнес-центры, бассейны и другие элементы инфраструктуры. Нижние этажи занимают обычные гостиничные номера, а верхние отведены под частные отельные апартаменты, которые можно приобрести в собственность. Для управления кондо-отелями нередко приглашают известных операторов пятизвездочных гостиничных сетей, таких как Marriott, Kempinski, Ritz-Carlton, Sheraton и др.

При покупке такой недвижимости инвестор заключает с оператором договор на управление. Оператор будет осуществлять менеджмент всего отеля, а покупатель будет получать гарантированную (или негарантированную – на усмотрение инвестора) прибыль от аренды. Управляющая компания при этом берет на себя эксплуатацию недвижимости, ремонтные работы, поиск арендаторов и расчеты с ними.

Распределение прибыли. Существуют как минимум два варианта распределения полученной прибыли от аренды гостиничных апартаментов, находящихся в частной собственности: в первом случае оператор отеля выплачивает собственнику гарантированный доход в размере 5–8 % в год в течение срока контракта (независимо от того, какая фактическая прибыль была получена), а все, что заработано сверху, оставляет себе; а во втором – собственник не имеет гарантированных дивидендов, но получает при этом от 40 % до 70 % рентного дохода, остальная часть которого становится прибылью оператора.

Преимущества для собственников. Преимущества для частных собственников гостиничной недвижимости несомненны: ведь они получают апартаменты вместе с роскошным интерьером, полным набором бытовой техники от ведущих производителей и мебелью «от кутюр» – и все это на фоне пятизвездочного сервиса, который предоставляется собственникам недвижимости наряду с обычными постояльцами отеля.

Кроме всех указанных выше благ собственники гостиничных апартаментов в некоторых странах получают ряд серьезных преимуществ в виде налоговых льгот, получения так называемого паспорта инвестора или резидентской визы (вида на жительство) на всю семью, поскольку приобретение гостиничного номера нередко приравнивается к покупке коммерческой недвижимости.

Однако у гостиничных апартаментов с громким брендом есть один существенный минус: в случае заключения договора с управляющей компанией собственник апартаментов может проживать в купленном номере только в течение ограниченного периода времени – как правило, от двух недель до месяца в году. Все остальное время данная недвижимость используется управляющей компанией по своему прямому назначению, а именно для размещения туристов, бизнесменов и других клиентов гостиничной сети. О времени своего приезда нужно информировать оператора заранее, иначе может получиться, что к моменту прибытия ваш собственный номер будет занят постояльцами. В таком случае вам будет предоставлен в пользование аналогичный номер. Нужно учитывать также, что чем крупнее и именитее оператор отеля, тем жестче условия договоров с собственниками и тем бoльшую часть рентного дохода он будет оставлять себе.

На момент написания книги у нас были предложения[10] по приобретению апарт-отелей в Великобритании, Германии, Франции, Португалии, Испании, Турции, Египте, ОАЭ, США, Канаде, Панаме и т. д.

Вот лишь один из примеров – Великобритания, г. Престон:

–? гарантированный доход – 8 % от аренды в течение трех лет;

–? стоимость номеров – от 69 995 ф. ст. до 88 995 ф. ст.;

–? предполагаемый доход от аренды через три года – более 10 %;

–? нет расходов на управление и содержание;

–? транспортная доступность – недалеко от железнодорожного вокзала (пять минут пешком);

–? недостаточное количество гостиниц в городе (всего три);

–? утверждена 700-миллионная программа развития города.

Фонды недвижимости (фонды, инвестирующие в акции компаний, владеющих недвижимостью). О них я уже подробно говорил в разделе 1.4 главы I, поэтому не буду здесь повторяться.

Фонды, владеющие недвижимостью (то есть инвестирующие непосредственно в недвижимость). Для примера скажу о довольно привлекательном для инвестора варианте – о фонде Braemar Group PCC Limited Student Accommodation Cell, владеющем студенческой недвижимостью в Англии. Инвестируя в него, вы становитесь фактически совладельцем очень привлекательного на сегодняшний день актива – студенческой недвижимости (арендные ставки на этот вид недвижимости не снижаются в отличие от ставок на офисную и торговую недвижимость).

Можно найти и другие фонды, которые инвестируют деньги пайщиков в недвижимость, – важно понимать, что при таком инвестировании вы снимаете с себя все хлопоты по контролю за этой недвижимостью.

Хочу отметить, что с точки зрения финансового консультанта любое инвестирование должно осуществляться по плану и с определенной целью, а не просто потому, что сосед на этом заработал.

Если у вас есть четкий план инвестирования и различные активы, у вас есть простор для маневра и вы можете при необходимости перебрасывать свои деньги из одного актива в другой. Кстати, именно такой стратегии всегда придерживался самый известный инвестор Уоррен Баффет. Когда рынок акций был на самой высокой отметке, он их продавал и покупал «мусорные» облигации и паи фондов, инвестирующих в недвижимость (REITs). То есть он всегда действовал по простой и известной формуле «Покупай дешевле, продавай дороже».

Вы знаете, как и когда покупают недвижимость профессионалы? Не тогда, когда она активно растет, а тогда, когда ее начинают продавать банки. А у банков недвижимость появляется тогда, когда они забирают ее у должников, которые не могут рассчитаться по ипотечным кредитам. В такие времена на рынок выходят те, у кого есть наличные деньги и кто ждал такого момента.

Недвижимость – это именно то, что нужно пенсионеру. Поэтому я сразу же предложил Константину рассмотреть вариант покупки недвижимости за рубежом и сдачи ее в аренду с целью получения пассивного дохода. Таким образом, в его портфеле будет уже два актива, приносящие пассивный доход: страховая компания и недвижимость. Единственное отличие между ними в том, что страховая компания гарантирует выплаты на протяжении оговоренного срока, а недвижимость ничего не гарантирует, хотя, расположенная в хорошем месте, она хорошо сдается в аренду и в кризисные времена.

– Владимир, вы делаете все расчеты. Я сказал вам, какую пенсию хочу иметь, и готов рассмотреть все ваши предложения. Если вы считаете, что недвижимость принесет мне необходимый доход, говорите, что делать далее, чтобы стать ее владельцем, – сказал Константин.

Константин – очень лояльный клиент. Я привык работать с более требовательными людьми, которые хотят выслушать не только мои инвестиционные предложения, но и аргументацию, и именно поэтому рассказываю подробно о каждом объекте инвестирования, предложенном мною клиенту.

Ну что ж, с недвижимостью решили. Осталось лишь выбрать объект инвестирования – какую недвижимость и в какой стране покупать.

1.9. Структурированные продукты банков

Ученые открыли эликсир молодости. Теперь человек может сохранять работоспособность до 85 лет. Спонсор исследований – Пенсионный фонд РФ.

На данном виде инвестиционных инструментов я не буду долго останавливаться.

Уникальность финансовых продуктов данного рода заключается в эффективном использовании как традиционных инструментов (облигации и депозиты), так и производных (опционы, фьючерсы, свопы). Одна из особенностей большинства структурированных продуктов – гарантия 100-процентного (или, по крайней мере, 90-процентного) возврата суммы вложений. Таким образом, риск потери инвестированного капитала отсутствует. При этом доходность по продукту может значительно превысить доходность по банковскому депозиту. В более широком понимании структурированные продукты – это комбинация традиционных банковских и инвестиционно-финансовых инструментов, таких как опционы, фьючерсы и другие. Таким образом, структурированные продукты дают инвесторам доступ к широкому спектру инвестиционных возможностей и рынков, одновременно минимизируя риски, свойственные такого рода инвестированию. Эти ценные бумаги позволяют наиболее полно удовлетворять потребности эмитента и открывают доступ к новым группам инвесторов.

Одно из ограничений структурированных продуктов – их высокая стоимость. В большинстве случаев структурированные продукты ориентированы на состоятельных клиентов, а минимальная сумма, необходимая для инвестирования в такие продукты, составляет от 10 000 до 500 000 долларов (в зависимости от конкретного продукта).

В большинстве прогрессивных развивающихся и тем более развитых стран структурированные финансовые продукты занимают значительную долю на рынках капитала, зачастую превосходя базовые финансовые активы (акции и облигации).

В России же этот рынок находится на начальной стадии своего развития применительно как к рынку долгового финансирования, так и к рынку акций. Это объясняется несовершенством, а порой и отсутствием соответствующего законодательства и недостаточным предложением.

Если вам предложат такой продукт для инвестирования, будьте осторожны. Хотя там и присутствует слово «гарантия», но мелким шрифтом может быть добавлено что-то начинающееся со слова «если». Например, эмитент структурированного продукта гарантирует инвестору доходность не менее 8 %, если ни одна из акций, входящих в определенный портфель (состав этого портфеля, безусловно, озвучивается эмитентом), не упадет более чем на 50 %. Это значит, что, если ни одна из акций не упадет более чем на 50 %, вы получите 8 % плюс какой-то дополнительный бонус. Если же хотя бы одна из акций (а их в портфеле может быть 10–20) упадет более чем на 50 %, вы получите то, что получите, – реальную стоимость данного портфеля (а она может оказаться и ниже начальной цены). Я рекомендую своим клиентам избегать подобных оговорок: всякое может случиться.

В портфели наших героев я структурные продукты не включал: мне есть что им предложить и без этого сложного (иногда очень рискованного) продукта. Однако я не мог не рассказать хотя бы вкратце об этом инвестиционном инструменте.

1.10. Альтернативные инвестиции

Немые бриллианты часто действуют на женский ум сильнее всякого красноречия.

– Му-ас-со-нит. Искусственный бриллиант. Игрушка. Стекляшка. Дешевка. Стоит он… Ничего он не стоит! Плохиш, сколько тебе говорить – занимайся своим бандитизмом, а эту игру оставь для меня с Солом.

(Из кинофильма Гая Ричи «Большой куш» (Snatch))

В 2003 году я был во Франции и беседовал с Оливье, который очень любит коллекционные автомобили и вкладывает в них все свои деньги. К тому времени он занимался этим видом инвестирования уже 15 лет и прекрасно знал мировой рынок коллекционных автомобилей.

Он рассказал о казусе десятилетней давности. В 1993-м он покупал очередной коллекционный Ferrari выпуска 1963 года, который давно искал. Цена автомобиля его вполне устраивала, и он собирался заработать на нем сумму, эквивалентную как минимум 15 тысячам евро (в то время евро во Франции еще не было, поэтому я говорю здесь об эквиваленте суммы во франках).

Продавец Ferrari жил во Франции на расстоянии 200 километров от дома Оливье. Оливье отправился туда на утреннем поезде, а вечером вернулся на своем новом приобретении. Часов в семь вечера он подъехал к своему дому и позвал жену и детей полюбоваться на его Ferrari – двигатель рычал так, будто автомобиль собирался рвануть вперед без водителя (мне показалось, что Оливье больше всего в таких машинах нравится их мощность, рев двигателя).

На следующий день Оливье отправился в автосервис, чтобы его автомобиль осмотрели и сказали, нуждается ли он в дополнительном ремонте. Дальше Оливье хотел поставить его в гараж на несколько лет, чтобы потом выгодно перепродать.

Механики осмотрели автомобиль и сказали Оливье, что он должен благодарить Бога за то, что смог проехать на этом автомобиле 200 километров, – тормоза и рулевое управление находились в ужасающем состоянии. Для приведения автомобиля в порядок требовалась сумма, эквивалентная как минимум 10–15 тысячам евро (стоимость ремонта таких автомобилей всегда очень высокая, потому что запасных частей к ним на рынке нет).

Оливье подал в суд на продавца автомобиля, но проиграл дело. Через год он продал автомобиль с убытком в пять тысяч евро (с учетом ремонта и судебных издержек).

Инвестирование в коллекционные автомобили – это один из видов альтернативного инвестирования: очень интересного, очень узкого и очень рискованного.

Какие еще есть виды альтернативного инвестирования? С ходу перечислю несколько примеров:

Чтобы не оказаться на месте Оливье с чуть было не угробившим его поломанным автомобилем, прежде чем инвестировать в какой-нибудь из таких активов, нужно либо пройти длительное обучение в той или иной области, либо нанять опытного консультанта.

Приведу еще один показательный пример.

В 2006 году Центральный банк одной страны выпустил одновременно три серебряные коллекционные монеты тиражом три тысячи штук каждая. Стоимость монет была одинаковой. Через три года одна из монет взлетела в цене в 10 раз, в то время как две остальные выросли лишь на 20 %. Почему? Понятия не имею. Что-то произошло, и чудаки нумизматы вдруг стали гоняться именно за этой монетой.

Если вы не входите в круг подобных коллекционеров, такое вложение своих денег очень рискованно. На любых рынках бродят мошенники, которые ищут неопытных инвесторов, желающих приобрести уникальный актив по не очень высокой цене.

Среди вин есть своего рода «голубые фишки» (в основном красные вина ведущих шато – винодельческих хозяйств – провинции Бордо): Latour, Margaux, Lafite Rothschild, Mouton Rothschild, Haut-Brion. В портфелях винных фондов они занимают обычно до 75 %. Остальная часть портфеля, как правило, инвестируется в «недооцененные» вина более низких категорий. Инвестиции осуществляются и в белые вина провинций Бордо и Шампань, и в красные вина Бургундии, долины Роны, и в продукцию Италии, США, Австралии, Португалии. В основном вина приобретаются уже в бутилированном виде, начиная с 20–50-летней (Mid Maturity) и 10–15-летней (Early Maturity) выдержки.

Есть на этом рынке и свои «винные фьючерсы» – покупка вин на стадии En Primeur и post En Primeur, то есть начиная со срока от восьми месяцев до двух с половиной лет после урожая, когда вино еще находится в бочках, и до пяти лет после урожая, когда вино еще дозревает в бутылке и цена может расти максимально.

Есть и свои «винные индексы», например индекс Лондонской винной биржи Liv-ex 100.

Все эти инвестиции могут быть очень привлекательными, но, с другой стороны, они требуют специальных знаний, чтобы инвестировать в них.

  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Лидер среди всех бинарных платформ.
    Лучший выбор для новичков и малоопытных трейдеров!
    Бесплатное обучение трейдингу и демо счет на любую валюту!
    Получите свой бонус за регистрацию в Бинариуме:

Добавить комментарий